Статья 1026. Доверительное управление имуществом по основаниям, предусмотренным законом

Опубликовано 29-12-2010

1. Доверительное управление имуществом может быть также учреждено:
вследствие необходимости постоянного управления имуществом подопечного в случаях, предусмотренных статьей 38 настоящего Кодекса;
на основании завещания, в котором назначен исполнитель завещания (душеприказчик);
по иным основаниям, предусмотренным законом.
2. Правила, предусмотренные настоящей главой, соответственно применяются к отношениям по доверительному управлению имуществом, учрежденному по основаниям, указанным в пункте 1 настоящей статьи, если иное не предусмотрено законом и не вытекает из существа таких отношений.
В случаях, когда доверительное управление имуществом учреждается по основаниям, указанным в пункте 1 настоящей статьи, права учредителя управления, предусмотренные правилами настоящей главы, принадлежат соответственно органу опеки и попечительства, исполнителю завещания (душеприказчику) или иному лицу, указанному в законе.

Комментарий к статье 1026

1. Пункт 1 комментируемой статьи распространяет конструкцию договора доверительного управления на случаи, предусмотренные ст. 38 ГК. При необходимости постоянного управления недвижимым и ценным движимым имуществом подопечного орган опеки и попечительства вправе заключить такой договор с управляющим, который определяется этим органом. По смыслу ст. 38 доверительное управление может быть учреждено относительно любой принадлежащей подопечному недвижимости. Ценность движимого имущества с целью обеспечить его специальную охрану определяется в каждой конкретной ситуации.
Подопечный становится выгодоприобретателем управления. Ему принадлежат все поступления, полученные доверительным управляющим в соответствии с использованием указанного выше имущества (плоды, продукция, доходы и т.д.).
2. Имущество подопечного, являющееся объектом договора доверительного управления, обособляется от имущества доверительного управляющего: на находящееся в управлении имущество подопечного не может быть обращено взыскание по личным обязательствам управляющего; в случае смерти последнего или его ликвидации (если это юридическое лицо) либо объявления его несостоятельным имущество подопечного исключается из общей наследственной или конкурсной массы.
Осуществляя доверительное управление имуществом в интересах подопечного, управляющий вправе осуществлять в отношении этого имущества любые юридические и фактические действия в соответствии с условиями договора. Однако ГК предусматривает и особые ограничения, связанные с комментируемым видом управления. В данном случае речь идет о совершении распорядительных сделок, регламентированном п. п. 2 и 3 ст. 37 ГК. Управляющий не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства: совершать сделки по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любые другие сделки, влекущие уменьшение имущества подопечного. Кроме того, доверительный управляющий не вправе совершать сделки с самим подопечным, за исключением передачи имущества подопечному в качестве дара или в безвозмездное пользование.
Договор доверительного управления имуществом подопечного прекращается по основаниям, предусмотренным ст. 1024 ГК. Кроме того, основанием для прекращения данного договора является прекращение опеки и попечительства (ст. 40 ГК). В частности, прекращается опека над малолетним подопечным по достижении им 14 лет.

Глава 54. КОММЕРЧЕСКАЯ КОНЦЕССИЯ

Договор коммерческой концессии и порождаемое им обязательство являются новеллой в ГК и российском гражданско-правовом регулировании. Этот договор опосредует специфические экономические отношения, при которых в роли товара выступают исключительные права на объекты промышленной собственности. Наименование договора в российском ГК совпадает лексически с аналогичным договором в зарубежном праве (contrat de concession commerciale), однако содержание договора и порождаемого им правоотношения, регулируемое комментируемой главой, существенно шире, чем у договора коммерческой концессии по зарубежному праву. По сути, это совсем другой договор — так называемый франчайзинг.
Если по договору коммерческой концессии согласно зарубежной трактовке передается право на использование фирменного наименования и (или) товарного знака в сфере торговли для перепродажи товара, то по договору франчайзинга использование чужого фирменного наименования и т.п. возможно также в сфере производства аналогичного товара.
Под товаром в широком смысле здесь понимается не только продукция в форме вещей, но также работы и услуги.
Анализ правоотношений, сформулированных в гл. 54 ГК, позволяет сделать вывод, что в действительности речь в ней идет о франчайзинге (или договоре франшизы), в соответствии с которым правообладатель (предприниматель, обладающий известной, пользующейся добротной и авторитетной рыночной репутацией «фирмой»), предоставляет другому предпринимателю (пользователю) исключительные права на свою «фирму» с целью использования ее последним в его собственной предпринимательской деятельности.
Экономический смысл договора франчайзинга состоит в том, что предприниматель-правообладатель получает возможность, не вкладывая дополнительных средств, продвигать на рынке свои товары (работы, услуги) посредством и усилиями предпринимателя — пользователя исключительных прав на фирменное наименование. В выигрыше остается и пользователь, которому не надо рисковать в острой конкурентной борьбе на рынке, потому что он надежно защищен известной, авторитетной фирмой.
Таким образом, франчайзинг как одна из наиболее перспективных и динамично развивающихся договорных форм предпринимательской деятельности введен комментируемой главой ГК в гражданский оборот России под названием «договор коммерческой концессии».
Поэтому в комментарии к ней он будет обозначаться тем же наименованием.