Статья 1065. Предупреждение причинения вреда

Опубликовано 30-12-2010

1. Опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую опасность.
2. Если причиненный вред является последствием эксплуатации предприятия, сооружения либо иной производственной деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом, суд вправе обязать ответчика, помимо возмещения вреда, приостановить или прекратить соответствующую деятельность.
Суд может отказать в иске о приостановлении либо прекращении соответствующей деятельности лишь в случае, если ее приостановление либо прекращение противоречит общественным интересам. Отказ в приостановлении либо прекращении такой деятельности не лишает потерпевших права на возмещение причиненного этой деятельностью вреда.

Комментарий к статье 1065

1. Нормы комментируемой статьи носят превентивный характер в отношении так называемого экологического вреда, т.е. вреда, причиненного в результате нарушения норм экологического законодательства. Они рассчитаны прежде всего на деятельность, представляющую собой повышенную опасность для окружающих и осуществляемую на ядерных, химических, биологических и иных опасных производственных объектах. Применение этих норм представляет определенную сложность по ряду причин.
Технически сложным является доказывание потенциальной угрозы, поскольку ряд объектов изначально признаются в законодательстве опасными производственными объектами (см., например, Федеральный закон от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (в ред. от 09.05.2005) <1>), а понятие деятельности, представляющей собой повышенную опасность для окружающих, семантически включает такую угрозу. Как следствие, чтобы убедить суд в такой угрозе, необходимо ему представить доказательства нарушения норм и правил по безопасности на производстве, которое способно привести к аварии или инциденту с негативными последствиями за пределами санитарно-защитной зоны производственного объекта. Сбор таких доказательств частным лицами, в первую очередь гражданами или общественными объединениями, представляется проблематичным ввиду отсутствия открытого доступа на такие объекты. Реально эти лица могут представить лишь косвенные доказательства, полученные техническим путем за пределами территории объекта. Граждане из числа персонала хотя и могут располагать необходимыми доказательствами, не всегда в состоянии предъявить их в суде по своей инициативе, поскольку технические сведения могут составлять коммерческую или государственную тайну, секрет производства.
———————————
<1> СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3588; 2000. N 33. Ст. 3348; 2003. N 2. Ст. 187; 2004. N 35. Ст. 3607; 2005. N 19. Ст. 1752.

Видимо, наиболее эффективным будет использование этой нормы органами государственной власти и местного самоуправления. Она, таким образом, включается в комплексный правовой механизм обеспечения безопасности наряду с мерами административной ответственности за нарушение норм в области государственного регулирования этой сферы в форме лицензирования, сертификации, стандартизации, проведения экологической экспертизы, экспертизы промышленной безопасности.
2. Комментируемая статья содержит достаточно неоднородные по своей направленности нормы, которые в конечном итоге представляют попытку компромисса между частным и публичным интересом. С одной стороны, в ней присутствуют нормы, позволяющие запретить деятельность, создающую опасность причинения вреда, по гражданско-правовому иску или включить в иск одновременно с требованием о возмещении уже причиненного вреда требование приостановить или прекратить деятельность, если она продолжает причинять вред или сохраняет потенциальную опасность. С другой стороны, в этой же статье содержится норма, позволяющая суду отказать в иске о приостановлении либо прекращении соответствующей деятельности в случае длящегося причинения вреда или повторной опасности (это правило не относится к превентивному запрету, сформулированному в п. 1 комментируемой статьи). Основанием для отказа может служить противоречие общественным интересам. В частности, такое противоречие налицо, если заявляется требование о закрытии градообразующего или бюджетообразующего предприятия. К сожалению, механизм выявления такого противоречия, в том числе презумпция его наличия или отсутствия, в комментируемой статье не указан. Таким образом, решение принимается по усмотрению суда.
3. Несмотря на компромиссный характер данных норм, они являются результатом известной «экологизации» правосознания и данью волне экологической активности общества, который совпал со временем подготовки и принятия ГК. Хотя сами по себе они явно недостаточны для полноценного регулирования, но вполне могут использоваться при определенных обстоятельствах (в судебной практике на местах такие иски, хотя и единичные, уже рассматриваются). Комментируемую статью также можно рассматривать в качестве основы для создания эффективного механизма предупреждения экологических правонарушений.