Статья 1083. Учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред

Опубликовано 30-12-2010

1. Вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.
2. Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.
При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.
Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089), а также при возмещении расходов на погребение (статья 1094).
3. Суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Комментарий к статье 1083

1. В комментируемой статье формулируются основания, в силу которых обязательство по возмещению вреда не возникает вовсе, несмотря на наличие юридического состава, либо объем ответственности уменьшается по сравнению с тем «полным объемом», на который указывает п. 1 ст. 1064 ГК.
В качестве критериев для этого используется, во-первых, вина потерпевшего, а во-вторых, имущественное положение гражданина, причинившего вред.
Вина потерпевшего по-разному влияет на судьбу обязательства в зависимости от ее формы. ГК оперирует такими формами вины, как умысел и неосторожность (п. 1 ст. 401 ГК), выделяя в ряде случаев грубую неосторожность (например, ст. 697 ГК). Учитывая вину потерпевшего, законодатель принимает во внимание только его грубую неосторожность и умысел. В ГК традиционно не раскрывается содержание вины в целом и отдельных ее форм и видов, прежде всего потому, что вина по общему правилу не является мерилом гражданской ответственности. Поскольку ответственность в гражданском праве в целом опирается на презумпцию вины, то более актуально указать на те обстоятельства, которые доказывают ее отсутствие. Так, в силу п. 1 ст. 401 ГК лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.
Это правило, однако, не применимо к деликтам, поскольку причинение вреда не является нарушением обязательства как относительного правоотношения, а представляет собой нарушение абсолютного права, а следовательно, доказывание отсутствия вины или ее присутствия должно опираться на иные обстоятельства. Поэтому при определении понятия вины, ее форм и видов при рассмотрении деликтов необходимо обратиться к УК.
Однако если формы вины, предусмотренные в ГК, совпадают с формами вины, предусмотренными в УК (умысел и неосторожность), то видовая классификация неосторожности различается. Так, в УК нет определения грубой неосторожности, а вина в форме неосторожности делится на легкомыслие и небрежность. Вина в форме умысла делится на прямой умысел и косвенный умысел.
Поскольку в ГК учитывается вина в форме умысла в целом, то ее видовые особенности не влияют на решение суда. Важно лишь, чтобы умысел имел целью причинение вреда самому потерпевшему, а не иной мотив. Сложность же в применении норм комментируемой статьи заключается в том, как понимать грубую неосторожность. При этом, видимо, придется опираться на те критерии, которые были выработаны правовой доктриной и применялись в судебной практике, в том числе в период действия УК РСФСР 1960 г., в частности на характеристику поведения лица, степень предвидения последствий такого поведения. Так, грубой неосторожностью может быть признано состояние алкогольного опьянения потерпевшего (п. 23 Постановления Пленума ВС РФ N 3).
Вина потерпевшего в форме грубой неосторожности может повлечь снижение размера возмещения либо отказ в иске. Категория грубой неосторожности используется в ГК (см. ст. ст. 693, 901 и др.) и в других случаях. Вместе с тем понятие грубой неосторожности, как и умысла, гражданское законодательство не раскрывает. УК содержит лишь общее понятие неосторожности, охватывающее две ситуации, которые различаются степенью предвидения вредоносных последствий.
Применительно к гражданскому правонарушению оценка действий потерпевшего с точки зрения формы вины оставлена на усмотрение суда. В Постановлении Пленума ВС РФ N 3 предусмотрено, что «вопрос о том, является ли неосторожность потерпевшего грубой небрежностью или простой неосмотрительностью, не влияющей на размер возмещения вреда, должен быть разрешен в каждом случае с учетом конкретных обстоятельств». Грубая неосторожность потерпевшего влечет только снижение размера возмещения в тех случаях, когда ответственность причинителя основывается на вине. Размер возмещения снижается в зависимости от степени вины причинителя и потерпевшего. В этих случаях нередко говорят о смешанной вине или смешанной ответственности.
2. Основанием для отказа в возмещении вреда служит виновное действие (бездействие) потерпевшего, при котором вина имеет форму умысла. Хотя в комментируемой статье отсутствует презумпция, ясно, что бремя доказывания вины в данном случае лежит на заинтересованной стороне, т.е. на причинителе вреда. Поскольку речь идет об умысле в целом, то основанием для отказа может служить любой из его видов: прямой умысел, когда лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность общественно опасных последствий своих действий и желало их наступления; и косвенный умысел, когда лицо, осознавая общественную опасность своих действий (бездействия), предвидя возможность наступления общественно опасных последствий, не желало их, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (ст. 25 УК). Помимо доказывания вины необходимо установить причинно-следственную связь между таким виновным действием и возникновением вреда.
Общая норма п. 1 ст. 1083 ГК получила развитие в иных актах. Так, согласно ст. 54 Закона об атомной энергии вина потерпевшего в форме умысла служит основанием для освобождения от ответственности эксплуатирующей организации за вред, причиненный радиационным воздействием.
3. Виновные действия потерпевшего, при доказательстве его грубой неосторожности и причинной связи между таким действием и возникновением или увеличением вреда, являются основанием для уменьшения размера возмещения вреда. При этом такое уменьшение ставится в зависимость от степени вины. Понятие «степень вины» также не раскрывается в ГК, поэтому степень вины устанавливается судом в зависимости от обстоятельств дела.
4. Особое значение имеет учет вины потерпевшего в форме грубой неосторожности, когда имеет место безвиновная ответственность, например при причинении вреда источником повышенной опасности. В этом случае при отсутствии вины причинителя вреда (что должно быть доказано самим причинителем вреда) и наличия вины потерпевшего (что также доказывается причинителем вреда) размер возмещения не только должен быть уменьшен соразмерно степени такой вины, но в возмещении вреда может быть вовсе отказано.
Однако в законе это общее правило может быть изменено специальной нормой. В самом ГК содержится запрет на отказ в этой ситуации в возмещении вреда жизни и здоровью потерпевшего, а также исключается применение этого правила при возмещении вреда в связи со смертью кормильца, при возмещении дополнительных расходов, вызванных повреждением здоровья и при возмещении расходов на погребение.
В этой связи следует осторожно подходить к сложившейся ранее судебной практике, отраженной в п. 20 Постановления Пленума ВС РФ N 3, в котором указывается, что если вред здоровью причинен в результате взаимодействия источников повышенной опасности, то при решении вопроса об имущественной ответственности их владельцев друг перед другом судам следует иметь в виду следующее:
а) вред, причиненный одному из владельцев по вине другого, возмещается виновным;
б) при наличии вины лишь владельца, которому причинен вред, он ему не возмещается;
в) при наличии вины обоих владельцев размер возмещения определяется соразмерно степени вины каждого;
г) при отсутствии вины владельцев источников повышенной опасности во взаимном причинении вреда (независимо от его размера) ни один из них не имеет права на возмещение.
Если вина владельца, которому причинен вред, выражается в грубой неосторожности, положение п. «б» применять нельзя, поскольку оно в этом случае противоречит норме ГК, запрещающей отказ в возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности при отсутствии вины у его владельца и грубой неосторожности потерпевшего. На него можно опираться лишь в том случае, если вина потерпевшего имеет форму умысла.
5. Если вред причинен гражданином при наличии вины в форме неосторожности, то суд вправе уменьшить размер возмещения вреда, используя такой критерий, как имущественное положение. Здесь речь идет, безусловно, о таком имущественном положении причинителя вреда, в силу которого его можно отнести к категории малоимущих граждан. Безусловно, к этой категории относятся нетрудоспособные в силу аналогии п. 4 ст. 1090 ГК. Важно иметь в виду, что суд не может выносить это суждение на основе сопоставления имущественного положения причинителя вреда и потерпевшего, так же как он не вправе на этом основании вовсе освободить первого от ответственности.
6. В судебной практике эта норма используется, в частности, в случае причинения вреда в состоянии необходимой обороны, когда превышены ее пределы. Хотя оборонявшийся в этом случае отвечает за вред, причинный нападавшему на общих основаниях, размер возмещения должен быть определен судом в зависимости от степени вины как потерпевшего, действиями которого причинен вред, так и причинителя вреда. При этом суд вправе принять во внимание имущественное положение лица, причинившего вред (см. п. 8 Постановления Пленума ВС РФ N 3).