Статья 1215. Сфера действия права, подлежащего применению к договору

Опубликовано 04-01-2011

Правом, подлежащим применению к договору в соответствии с правилами статей 1210 — 1214, 1216 настоящего Кодекса, определяются, в частности:
1) толкование договора;
2) права и обязанности сторон договора;
3) исполнение договора;
4) последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора;
5) прекращение договора;
6) последствия недействительности договора.

Комментарий к статье 1215

1. Комментируемая статья о сфере действия права, подлежащего применению к договору, т.е. о сфере обязательственного статута договора, впервые появилась в части третьей ГК. Ранее действовавшее законодательство, предусматривая порядок определения применимого к договору права (ст. 566 ГК РСФСР, ст. 166 Основ гражданского законодательства), не содержало положений, определяющих сферу его действия. Исходным для определения круга вопросов, подпадающих под сферу обязательственного статута, являлось доктринальное понимание: «…коллизионные нормы указывают на право, определяющее права и обязанности участников внешнеторговой сделки, — так называемый обязательственный статут сделки, который охватывает такие вопросы, как условия действительности сделки, порядок ее исполнения, последствия неисполнения, условия освобождения от ответстенности, а также сроки исковой давности, применяемые к данной внешнеторговой сделке» <*>.
———————————
<*> См.: Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право. М.: Юрид. литер., 1984.

2. Впервые специальная статья, определяющая сферу действия применимого права путем перечисления примерного перечня входящих в нее вопросов, была включена в Модельный ГК для стран СНГ (ст. 1227). Законодательство по МЧП зарубежных стран не всегда включает статью о сфере действия применимого права. Такие статьи содержатся в законодательстве Венгрии, Румынии, Туниса, однако отсутствуют в известных законах о МЧП Австрии, Швейцарии.
Статьи о сфере действия применимого права содержатся в Римской конвенции 1980 г., в Гаагской конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров 1986 г., которая пока не вступила в силу, в Межамериканской конвенции о праве, применимом к международным контрактам, 1994 г.
Общим для всех статей, содержащихся как в национальном законодательстве, так и в международных конвенциях, является то, что они содержат не исчерпывающий, а примерный перечень вопросов, входящих в сферу действия обязательственного статута, большинство из которых совпадают.
3. Как следует из текста комментируемой статьи, она определяет сферу действия права, подлежащего применению к договору в соответствии с выбором права сторонами (ст. 1210 ГК), а при его отсутствии — в соответствии с правилами ст. 1211 ГК, предусматривающей применение права страны, с которой договор наиболее тесно связан, а также сферу действия статута договора с участием потребителя (ст. 1212 ГК), договора в отношении недвижимого имущества (ст. 1213 ГК), договора о создании юридического лица с иностранным участием (ст. 1214 ГК), права, подлежащего применению к уступке требования (ст. 1216 ГК).
4. Комментируемая статья содержит перечень вопросов, на которые распространяется действие применимого к договору права, предваряя его словом «в частности», что делает этот перечень не исчерпывающим, а только примерным и, вполне очевидно, неполным.
Этот перечень включает минимум вопросов, содержащихся в аналогичных статьях законодательства зарубежных стран, является наиболее кратким.
Примерный перечень, включающий шесть пунктов, начинается с вопроса о толковании договора. Несмотря на то что в статье нет такого разъяснения, вполне обоснованно полагать, что имеется в виду толкование как юридической природы договора, так и содержащихся в нем условий.
В перечень включены тесно взаимосвязанные вопросы о правах и обязанностях сторон договора и исполнении договора, что распространяет сферу действия обязательственного статута на комплекс самых разнообразных вопросов, например таких, как определение срока и места исполнения обязательств, возможность исполнения по частям; на регулирование исполнения обязательств, в которых участвуют несколько кредиторов или несколько должников, и иных вопросов, относящихся как к общей части обязательственного права, так и к регулированию прав и обязанностей сторон по конкретным договорам.
Включение в перечень последствий неисполнения или ненадлежащего исполнения договора подчиняет обязательственному статуту весь комплекс вопросов ответственности (оснований ответственности, обстоятельств освобождения от ответственности, подлежащих возмещению убытков, соотношение убытков и штрафов и др.), а также последствий, не являющихся формами ответственности.
Согласно примерному перечню действие обязательственного статута распространяется на прекращение договора, что включает кроме прекращения исполнением обязательства и такие виды прекращения, как зачет, новация, прекращение обязательства невозможностью исполнения и др. Следует отметить, что в доктрине в связи с подчинением обязательственному статуту вопроса о способах прекращения обязательств особое внимание обращалось на проблему, возникающую при погашении обязательства зачетом встречных требований, если встречное требование не имеет общего обязательственного статута. Отмечая различные подходы, имевшиеся в международной практике по этому вопросу, как-то: применение закона суда, применение статута главного обязательства, Л.А. Лунц пришел к выводу о том, что, в принципе, зачет встречных требований возможен в той мере, в какой это допускает соответствующая норма статутов обоих встречных требований, как того, против которого заявлен зачет, так и того, которое предъявлено к зачету <*>.
———————————
<*> Лунц Л.А. Курс международного частного права: В 3 т. М., 2002. С. 511 — 513.

Примерный перечень завершается вопросом о последствиях недействительности договора. Однако ГК не содержит нормы, определяющей право, применимое к основаниям недействительности договора. Вполне очевидно, что вопрос о формальной действительности подлежит разрешению в соответствии с правом страны, определяемым согласно ст. 1209 ГК «Право, подлежащее применению к форме сделки». Однако наибольшие трудности связаны с разрешением коллизионных вопросов материальной действительности договора. В статьях о сфере действия применимого к договору права, содержащихся в законодательстве зарубежных стран, обязательственному статуту подчинена действительность «с материальной и формальной точки зрения» (Венгрия), «условия недействительности договора и последствия такой недействительности» (Румыния, Тунис). В то же время п. 1 ст. 10 Конвенции о праве договорных обязательств, ст. 12 Гаагской конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам, включают в примерный перечень вопросов, подпадающих под сферу действия применимого права, только последствия недействительности договора. Однако в текстах обеих Конвенций содержатся специальные статьи о праве, применимом к материальной и формальной действительности договоров. При этом материальная действительность определяется правом, которое должно регулировать его в соответствии с Конвенцией, если бы договор был действительным, т.е. обязательственным статутом. Таким образом, современному коллизионному регулированию свойственно подчинение вопросов материальной действительности обязательственному статуту либо путем включения его в перечень вопросов, определяющих сферу действия применимого к договору права (как в нормах национального законодательства), либо путем специальной коллизионной нормы, подчиняющей материальную действительность праву, подлежащему применению к договору, как в положениях международных конвенций. Поскольку в ГК вопрос о праве, применимом к материальной действительности договора не нашел отражения, международный опыт в регулировании этого вопроса мог бы быть принят во внимание с учетом того, что комментируемая статья не исчерпывает объем обязательственного статута.
В пользу применения обязательственного статута к вопросу о материальной действительности говорит и то, что вряд ли возможно признать действительным договор, если в соответствии с правом, подлежащим применению к договору, он должен быть признан недействительным. Однако материальная действительность не может быть ограничена только обязательственным статутом. Признание договора недействительным может быть основано и на императивных нормах страны суда, которые в силу ст. 1192 ГК не умаляются применением к договору права иной страны, либо на императивных нормах права страны, имеющей тесную связь с отношением (ст. 1192 ГК).
5. Комментируемая статья, определяя лишь примерный перечень вопросов, не называет некоторые вопросы, включение которых в сферу права, подлежащего применению к договору, поддержано доктриной и практикой, например вопрос о заключении договора, названный в аналогичной норме венгерского законодательства. Особого внимания заслуживает вопрос о моменте перехода риска случайной гибели товара, который специально обозначен в подп. «d» ст. 12 Гаагской конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам. В отечественной доктрине и практике важным ориентиром в этом вопросе остается разъяснение, данное Л.А. Лунцем, о том, что «различение моментов перехода права собственности и риска с продавца на покупателя имеет особое значение для международного частного права: в одном случае (в отношении момента перехода риска) вопрос решается по обязательственному статуту, в другом (в отношении перехода права собственности), как правило, по закону местонахождения вещи в момент наступления обстоятельства, обусловившего переход» <*>, т.е. по статуту вещных прав. При этом важно отметить, что п. 1 ст. 1210 ГК расширил сферу обязательственного статута, выбранного сторонами, включив в него вопросы возникновения и прекращения права собственности.
———————————
<*> Лунц Л.А. Внешнеторговая купля-продажа. Коллизионные вопросы. М., 1972. С. 59.

6. Сфера действия обязательственного статута расширяется также с учетом анализа других норм ГК. В тех случаях, когда соответствующие отношения вытекают из договора, обязательственный статут определяет исковую давность (ст. 1208 ГК), основания взимания, порядок исчисления и размер процентов по денежным обязательствам (ст. 1218 ГК), применяется к обязательствам вследствие неосновательного обогащения (п. 2 ст. 1223 ГК).
7. Несмотря на то что комментируемая статья предлагает лишь примерный перечень вопросов, на которые распространяется обязательственный статут, его расширение не безгранично. Общепризнанно, что сфера права, применимого к договору, не распространяется на правосубъектность и правоспособность сторон договора, которые определяются личным статутом, а также на вопросы, определяемые статутом вещных прав, на требования к форме сделки.