Статья 1216. Право, подлежащее применению к уступке требования

Опубликовано 04-01-2011

1. Право, подлежащее применению к соглашению между первоначальным и новым кредиторами об уступке требования, определяется в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 1211 настоящего Кодекса.
2. Допустимость уступки требования, отношения между новым кредитором и должником, условия, при которых это требование может быть предъявлено к должнику новым кредитором, а также вопрос о надлежащем исполнении обязательства должником определяется по праву, подлежащему применению к требованию, являющемуся предметом уступки.

Комментарий к статье 1216

1. Комментируемая статья регулирует коллизионные вопросы, возникающие в связи с уступкой требования. Под уступкой требования или цессией понимается передача принадлежащего кредитору (цеденту) права (требования) другому лицу (цессионарию) по соглашению между ними (см. ст. 382 ГК).
При цессии возникают отношения между первоначальным и новым кредиторами, а также отношения нового кредитора с должником, которые нуждаются в согласованном коллизионном урегулировании. Именно на это направлена комментируемая статья.
Комментируемая статья не имеет аналога в ранее действовавшем законодательстве (Основы гражданского законодательства 1961 г. <*> и 1991 г.). При ее формулировании учитывались положения Римской конвенции 1980 г. (ст. 12).
———————————
<*> Ведомости СССР. 1961. N 50. Ст. 526; Свод законов СССР. 1990. Т. 10. С. 133; СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4531.

Комментируемая статья устраняет имевший ранее место пробел в российском законодательстве и позволяет внести большую ясность в регулирование соответствующих отношений.
2. Из п. 1 комментируемой статьи вытекает, что определение права, подлежащего применению к соглашению об уступке требования между первоначальным и новым кредиторами, предполагает постановку коллизионного вопроса. Установление применимого к такому соглашению права производится в соответствии с п. 1 и 2 ст. 1211 ГК, т.е. на основе общих коллизионных норм, касающихся договоров.
Из упомянутых норм можно заключить, что стороны вправе выбрать право, распространяющееся на их соглашение об уступке требования (см. также ст. 1210 ГК). Если данный выбор сторонами не сделан, применимо право страны, с которой соглашение об уступке требования наиболее тесно связано. Коль скоро иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, таковым признается право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. Как представляется, исполнение, имеющее решающее значение для содержания соглашения о цессии, как общее правило, осуществляет цедент, уступающий определенные права цессионарию. Вместе с тем правило п. 2 ст. 1211 ГК носит достаточно гибкий характер и, например, из совокупности обстоятельств дела может следовать иное.
Применение п. 2 ст. 1211 ГК может приводить к тому, что соглашение о цессии и названные в п. 2 комментируемой статьи отношения будут регулироваться правом одного и того же государства, но может и не влечь подобного результата.
3. Что касается круга вопросов, которые подлежат разрешению на основе права, применимого к соглашению о цессии, то они в общем виде определены в ст. 1215 ГК (см. коммент. к ней). По указанному праву определяются, в том числе, права и обязанности цедента и цессионария в отношениях друг с другом, взаимная ответственность названных сторон, последствия для них недействительности цессии и т.д. Допустимость уступки требования, как указано в п. 2 комментируемой статьи, определяется по праву, применимому к уступаемому требованию.
Форма соглашения об уступке требования определяется по правилам ст. 1209 ГК.
4. В п. 2 комментируемой статьи названы вопросы, которые определяются по праву, подлежащему применению к требованию, являющемуся предметом уступки.
В основе уступки требования лежат конкретные отношения, из которых оно возникло и которые регулируются соответствующим законодательством. Стороной этих отношений продолжает оставаться должник. Замена кредитора не влечет сама по себе перемены права, регулирующего данные отношения. Напротив, новый кредитор, вступая в отношения с должником вместо выбывшего кредитора, попадает в оговоренных пределах в сферу действия права, применимого к уступленному требованию.
Требование, являющееся предметом уступки, может возникать как из договорных, так и из внедоговорных отношений (например, причинения вреда, неосновательного обогащения).
По праву, применимому к требованию, являющемуся предметом цессии, определяется уже упоминавшаяся выше допустимость уступки требования. Так, по российскому законодательству не разрешен переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора (см. ст. 383 ГК). Допустимость уступки может быть обусловлена в законе наличием на нее согласия должника (см. п. 2 ст. 382, ст. 388 ГК). Ссылки на материальные нормы российского законодательства даются в данном контексте как иллюстративный пример возможной позиции применимого права.
Кроме того, применимым к требованию правом регулируются отношения между новым кредитором и должником, условия, при которых это требование может быть предъявлено к должнику новым кредитором (например, представление должнику доказательств перехода требования), вопрос о надлежащем исполнении обязательства должником.
Доказательства перехода требования могут предоставляться и прежним кредитором. Так, при отсутствии соответствующего уведомления должника о цессии исполнение им обязательства первоначальному кредитору может считаться надлежащим (см. п. 3 ст. 382, ст. 385 ГК). Иными словами, возможны некоторые отношения между должником и первоначальным кредитором и после уступки требования, которые регулируются правом, применимым к уступленному требованию.
В надлежащих случаях, в частности при уступке требования из договорных отношений, применимым к уступленному требованию может являться право, выбранное сторонами, участвующими в договоре (см. ст. 1210 и коммент. к ней).
5. Как отмечалось выше, результатом применения комментируемой статьи может явиться вероятное (но не абсолютно обязательное) регулирование отношений, указанных в п. 1 и 2 комментируемой статьи, правом различных государств. Вместе с тем первоначальный и новый кредиторы при желании могут избрать в качестве применимого к их соглашению о цессии право той же страны, которое распространяется на уступленное требование и действует, в том числе, и в отношениях с должником. Коль скоро допустим выбор права сторонами в отношениях, упомянутых в п. 2 комментируемой статьи, должник может дать согласие на применение иного права к уступленному требованию, например согласиться на применение того же права, которым регулируются отношения цедента и цессионария по п. 1 комментируемой статьи.
6. Специфические вопросы, связанные с уступкой требования, могут возникать в рамках различных отношений, в том числе, например, по договору о финансировании под уступку денежного требования, по договору комиссии, агентскому договору, договору о залоге, для которых в п. 3 ст. 1211 ГК установлены специальные коллизионные привязки (см. коммент. к п. 3 и 5 ст. 1211, а также ст. 355, 993, 1011, 824 — 833 ГК).
Вместе с тем возможно применение соответствующих правил п. 2 комментируемой статьи и при цессии в рамках названных договоров (по крайней мере по вопросам, касающимся отношений с участием должника).
7. В результате перемены лиц в обязательстве соответствующие отношения могут перестать быть осложненными иностранным элементом, наличие которого служит основанием для применения правил разд. VI ГК (см. п. 1 ст. 1186 и коммент. к ней). Представляется, что это автоматически не означает невозможность регулирования таких отношений иностранным правом. Видимо, здесь следует исходить из наличия иностранного элемента на момент возникновения данных отношений.
В целом можно отметить, что коль скоро отношения возникли в сфере действия соответствующей правовой системы и таковое определяет содержание отношений, объем прав и обязанностей сторон, то эти содержание и объем не должны, как общее правило, зависеть автоматически от перемены субъектного состава сторон. Существует, однако, возможность отдельных исключений из данного подхода, связанная, в частности, с действием строго императивных норм (см. ст. 1192 и коммент. к ней) <*>.
———————————
<*> Подробнее см.: Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право в практике Международного коммерческого арбитражного суда. М., 2000. С. 30 — 34.