Статья 152.1. Охрана изображения гражданина

Опубликовано 15-12-2010

(введена Федеральным законом от 18.12.2006 N 231-ФЗ)

Обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии — с согласия родителей. Такое согласие не требуется в случаях, когда:

1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;

2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;

3) гражданин позировал за плату.

Комментарий к статье 152

1. Понятия «честь», «достоинство», «репутация» по существу совпадают, определяя моральный статус личности, ее самооценку и положение в обществе. Достоинство и право на защиту своего доброго имени признаются за каждым человеком и охраняются государством как высшие ценности (ст. ст. 2, 21, 23 Конституции). Деловая репутация характеризует гражданина как работника, представляет собой оценку его профессиональных качеств, значимых для востребованности на рынке труда.

Распространить порочащие сведения — значит сообщить их широкой аудитории, нескольким или хотя бы одному человеку. Сообщение может быть публичным или приватным, произведено в письменной или устной форме, с использованием средств массовой информации, а также путем изображения (рисунок, фотомонтаж).

Сообщение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, самому лицу, к которому они относятся, распространением не признается.

В порядке, определенном комментируемой статьей, не могут рассматриваться требования об опровержении сведений, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других официальных документах, для обжалования которых предусмотрен иной установленный законами порядок.

2. Честь и достоинство гражданина охраняет также уголовный закон, предусматривающий ответственность за клевету и оскорбление (ст. ст. 129, 130 УК). Клевета и оскорбление — преступления, совершаемые с прямым умыслом. Если потерпевший считает, что позорящие его сведения распространены умышленно, он вправе обратиться в суд с жалобой о привлечении виновного к уголовной ответственности. Одновременное рассмотрение уголовного дела и разрешение иска по ст. 152 ГК недопустимо. Однако отказ в возбуждении либо прекращении уголовного дела, вынесение приговора (как обвинительного, так и оправдательного) не препятствуют рассмотрению иска о защите чести и достоинства в порядке гражданского судопроизводства.

3. Порочащие сведения умаляют честь, достоинство и деловую репутацию гражданина в общественном мнении или мнении отдельных лиц. Объективными критериями для признания судом порочащего характера распространенных сведений служат действующие юридические нормы, принципы общечеловеческой и профессиональной морали, обычаи делового оборота.

Порочащие утверждения о нарушениях этих норм и принципов обычно представляют собой сообщения о совершении гражданином конкретных недостойных поступков, так называемые суждения факта. От фактологических суждений следует отличать оценки (мнения, толкования). Оценка не констатирует факт, а выражает отношение человека к предмету или отдельным его признакам («хороший — плохой», «добрый — злой», «худший — лучший», «привлекательный — отталкивающий» и т.п.). Поэтому к оценкам неприменимы характеристики истинности — ложности. Вместе с тем необходимо учитывать, что помимо отчетливых описательных и оценочных суждений в языке существует широкий слой оценочных выражений с фактической ссылкой, т.е. слов, дающих определенное описание, содержащих утверждения в форме оценки («преступный», «нечестный», «лживый», «некомпетентный», «необязательный» и т.п.). Соответствие действительности таких высказываний может быть проверено, при недоказанности они подлежат опровержению. В любом случае независимо от степени конкретизации не могут признаваться порочащими политические и идеологические оценки; критические замечания по научной работе или концепции; нейтральные в этическом и деловом отношениях сведения о чертах характера, болезнях, физических недостатках.

4. Комментируемая статья защищает честь, достоинство и деловую репутацию лишь при том условии, что порочащие сведения не соответствуют действительности. Поэтому не подлежат опровержению оскорбительные выражения и сравнения, которые нельзя проверить на истинность. Не могут составить предмет иска по комментируемой статье претензии к форме подачи материала, стилю изложения, художественным приемам, использованным автором публикации. На доказательность могут проверяться не только утверждения, но и предположения (версии). По общему правилу предположительные высказывания не опровергаются по суду, поскольку не констатируют факты. Но в тех случаях, когда предположения (подозрения) основываются на фактах, ложность которых установлена в судебном заседании, они подлежат опровержению вместе с этими фактами, ибо придают им порочащую окраску (сами факты по отдельности, не объединенные подозрением, могут быть нейтральны в правовом и нравственном отношении). При ссылках на случаи, толки, молву необходимо доказать, что слухи действительно имели место, а источники существовали. В противном случае сведения о слухах и источниках подлежат опровержению. Для определения характера распространенных сведений судье необходимо учитывать цель и жанр публикации, контекст, в котором употреблены оспариваемые слово или фраза.

5. Иск о защите чести, достоинства и деловой репутации вправе предъявить дееспособные граждане, посчитавшие, что о них распространили порочащие и не соответствующие действительности сведения. За защитой чести и достоинства несовершеннолетних и недееспособных могут обратиться в суд их законные представители. Комментируемая статья дает возможность защитить доброе имя гражданина и после его смерти. Заинтересованными в этом лицами могут быть как граждане (родственники, наследники, соавторы), так и юридические лица (например, организация, возглавлявшаяся умершим).

6. Ответчиками в делах о защите чести, достоинства и деловой репутации являются лица, распространившие порочащие сведения. По искам, содержащим требования об опровержении сведений, распространенных в средствах массовой информации, возникает обязательное соучастие: в качестве ответчиков привлекаются автор и редакция соответствующего СМИ. Если при рассмотрении таких сведений имя автора не обозначено либо он воспользовался псевдонимом, по иску отвечает одна редакция.

В случае если редакция СМИ не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика привлекается учредитель данного СМИ. Однако и не будучи юридическим лицом, редакция — надлежащий ответчик по всем искам, содержащим требования опровержения порочащих сведений в СМИ.

Закон РФ «О средствах массовой информации» закрепляет принцип независимости СМИ. В соответствии со ст. 18 данного Закона по общему правилу «учредитель не вправе вмешиваться в деятельность средства массовой информации». Поэтому решение суда, обязывающее опубликовать (зачесть по радио и телевидению) опровержение, должно быть адресовано непосредственно редакции СМИ, участвующей в деле в качестве соответчика. В противном случае решение не будет реально выполнено. На учредителя же в случае удовлетворения иска может быть возложена ответственность в виде возмещения убытков и морального вреда.

7. Опровержение — специальная мера защиты, применяемая в случае нарушения чести, достоинства и деловой репутации. Обязанность опровержения возлагается на распространителя порочащих и не соответствующих действительности сведений независимо от его вины. Так, ст. 57 Закона РФ «О средствах массовой информации» устанавливает основания освобождения от ответственности редакции, главного редактора, журналиста за распространение порочащих честь и достоинство и не соответствующих действительности сведений. Но обязанность опровержения (в форме сообщения о решении суда) возлагается судом на редакцию СМИ и в этих случаях, поскольку основанием мер специальной защиты служит сам факт нарушения права. Иск в порядке ст. 152 ГК может быть предъявлен к нескольким СМИ, распространившим одни и те же порочащие сведения. Все ответчики будут обязаны опровергнуть эти сведения, а ответственность будет возложена на редакцию СМИ, в котором такие сведения были распространены первоначально, либо граждан и организации, от которых они поступили.

Порядок опровержения в СМИ детально регламентирован ст. ст. 43, 44 Закона РФ «О средствах массовой информации»: опровержение должно быть набрано тем же шрифтом и помещено под заголовком «Опровержение» на том же месте полосы, что и опровергаемое сообщение.

Специальный порядок предусмотрен законом и для опровержения сведений, содержащихся в документе: он должен быть заменен или отозван. В иных случаях порядок опровержения устанавливается судом в зависимости от способа распространения порочащей информации. Не соответствует закону часто возлагаемая судом на ответчика обязанность «принести истцу извинение». Опровержение состоит в сообщении о несоответствии действительности, а не в просьбе о прощении.

8. Комментируемая статья закрепляет право гражданина на ответ в СМИ, опубликовавшем сведения, ущемляющие его права или законные интересы. Такого рода сведениями могут быть искажения биографии или трудовой деятельности гражданина либо информация, которая хотя и соответствует действительности, но сопряжена с вторжением в частную жизнь, разглашает личную или семейную тайну.

В соответствии с Законом РФ «О средствах массовой информации» право обратиться в суд с требованием опубликования ответа гражданин имеет в том случае, если редакция СМИ отказала ему в публикации. Этот Закон предусматривает также право гражданина, чьи честь и достоинство опорочены распространением не соответствующих действительности сведений, потребовать от редакции опровержения, а отказ либо нарушение порядка опровержения обжаловать в суд. Эта норма закрепилась также п. 4 ст. 7 Основ гражданского законодательства. В комментируемой статье она отсутствует.

Иски к СМИ о защите чести, достоинства и деловой репутации предъявляются непосредственно в суд. Предварительное обращение за публикацией опровержения в редакцию СМИ не влияет на правовую природу последующего требования опровержения по суду порочащих и не соответствующих действительности сведений. Судебная защита чести, достоинства и деловой репутации во всех случаях осуществляется в форме искового производства, а не обжалования отказа редакции СМИ в опровержении.

9. Возмещение вреда, причиненного распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, осуществляется по нормам, содержащимся в гл. 59 ГК «Обязательства вследствие причинения вреда». Имущественный вред (убытки) возмещается при наличии вины (ст. 1064), моральный вред компенсируется независимо от вины (ст. 1100).

В делах по искам к СМИ размеры компенсации зависят главным образом от характера и содержания порочащих сведений, масштабов их распространения. В Законе РФ «О средствах массовой информации» (ст. 57) дается перечень обстоятельств, освобождающих редакцию и журналиста от обязанности проверять достоверность сообщаемой ими информации и, следовательно, исключающих их ответственность за распространение порочащих и недостоверных сведений.

Требование о компенсации морального вреда может быть заявлено самостоятельно, если редакция СМИ добровольно дала опровержение, удовлетворяющее истца. Преобразование иска о защите чести, достоинства и деловой репутации в иск о компенсации морального вреда, однако, недопустимо при несогласии с опровержением автора опубликованного материала.

10. В силу п. 7 комментируемой статьи деловая репутация юридического лица защищается по тем же правилам, что и деловая репутация гражданина. Юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения, имеет право на опубликование своего ответа в СМИ и т.д. По требованию заинтересованных лиц (например, правопреемников) допускается защита деловой репутации юридического лица после его ликвидации.

Следует при этом учитывать, что в отличие от чести и достоинства (доброго имени) упоминание о деловой репутации в Конституции отсутствует и фигурирует исключительно как категория гражданского права. В гражданско-правовом смысле это понятие применимо только к юридическим лицам, участвующим в предпринимательской деятельности, деловом обороте. В ГК говорится об «обычаях делового оборота» (ст. 5), «деловых отношениях сторон» (ст. 438), «деловых связях» (ст. 1042). К отношениям, основанным на властном подчинении, гражданское законодательство не применяется (ст. 2). Государственные и муниципальные органы, осуществляющие властные и управленческие функции, не являются носителями деловой репутации и не вправе требовать ее судебной защиты. Субъектами гражданского права в соответствии со ст. 124 ГК государство (его органы) и муниципальные образования становятся лишь тогда, когда они выступают равноправными участниками гражданского, делового оборота.

ГК недостаточно определенно высказался по вопросу о компенсации морального вреда опороченному юридическому лицу, причем эта нечеткость унаследована от прежнего гражданского законодательства. Пункт 7 комментируемой статьи, распространяя на защиту деловой репутации юридического лица все правила о защите деловой репутации гражданина без каких-либо изъятий (наречие «соответственно» означает «равным образом», «в равной мере», «также»), по сути, повторяет п. 6 ст. 7 Основ гражданского законодательства, предусматривавший право юридического лица на компенсацию морального вреда в еще более определенной редакции. С другой стороны, ст. 151 ГК, как и ранее ст. 131 Основ гражданского законодательства, определяет моральный вред как физические или нравственные страдания и закрепляет право на его компенсацию только за гражданином.

Пленум ВС РФ в Постановлении N 10, посвященном применению законодательства о компенсации морального вреда, разрешил такую коллизию в пользу специальной нормы, разъяснив, что опороченное юридическое лицо имеет право на такую компенсацию. Иную позицию занял ВАС РФ, резонно рассудив, что юридическое лицо в отличие от физического страданий претерпевать не может. В итоге создалась парадоксальная ситуация: юридические лица страдают в судах общей юрисдикции, получая за свои страдания компенсацию, но не испытывают страданий в арбитражных судах.

Разъяснение Пленума ВС РФ, безусловно, не согласуется с даваемым в ГК определением морального вреда как физических и нравственных страданий, кои способен испытывать только живой человек. Но несомненно и то, что деловой репутации юридического лица нередко причиняется вред, не связанный с прямыми убытками. В гражданском законодательстве следует предусмотреть право юридического лица на компенсацию репутационного вреда, дав ему самостоятельное определение, отличное от понятия морального вреда, причиняемого гражданину.

11. На требование опровержения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, исковая давность не распространяется.

Требование возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением порочащих и не соответствующих действительности сведений, подпадает под общий срок исковой давности в 3 года.

12. На истце лежит обязанность доказывания факта распространения сведений и обоснования их порочащего характера. Ответчик обязан доказать, что сведения соответствуют действительности.

13. Конструкция комментируемой статьи не позволяет защитить гражданина от диффамации, т.е. распространения порочащих его действительных сведений. Однако, по нашему мнению, ст. 23 Конституции, устанавливающая право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, дает право гражданину в соответствии со ст. 151 ГК требовать компенсации морального вреда, причиненного ему диффамацией. Представляется, что ответственность не должна наступать, если сведения о частной жизни имеют общественное значение (например, информация о болезнях или пороках высокопоставленных чиновников или политиков, препятствующих надлежащему исполнению ими профессиональных обязанностей).