Статья 1538. Коммерческое обозначение

Опубликовано 17-01-2011

1. Юридические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность (в том числе некоммерческие организации, которым право на осуществление такой деятельности предоставлено в соответствии с законом их учредительными документами), а также индивидуальные предприниматели могут использовать для индивидуализации принадлежащих им торговых, промышленных и других предприятий (статья 132) коммерческие обозначения, не являющиеся фирменными наименованиями и не подлежащие обязательному включению в учредительные документы и единый государственный реестр юридических лиц.
2. Коммерческое обозначение может использоваться правообладателем для индивидуализации одного или нескольких предприятий. Для индивидуализации одного предприятия не могут одновременно использоваться два и более коммерческих обозначения.

Комментарий к статье 1538

1. В рамках данного параграфа Гражданского кодекса предпринята попытка подробно регламентировать правовые вопросы, связанные с таким специфическим и до сих пор мало исследованным объектом гражданских прав, как коммерческое обозначение.
Правовая охрана предоставлялась коммерческим обозначениям на территории Российской Федерации и до введения в действие комментируемого Кодекса в силу некоторых национальных и международных нормативных правовых актов, в том числе:
Устава Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС);
Парижской конвенции по вопросам промышленной собственности;
главы 54 («Коммерческая концессия») части второй ГК РФ.
Однако единой дефиниции рассматриваемого понятия выработано не было.
Как отмечалось в литературе еще до появления проекта комментируемого Кодекса, «коммерческое обозначение» представляет собой незарегистрированное, но общеизвестное наименование, используемое в деятельности предпринимателя, которое охраняется без специальной регистрации именно в силу его общеизвестности (ст. 6. bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности), например «мерседес» или «кока-кола» <1>.
———————————
<1> Комментарий к части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / Под общ. ред. М.И. Брагинского. М.: Правовая культура, 1996.

Однако п. 1 ст. 1538 ГК РФ не ставит правоспособность коммерческого обозначения в зависимость от его общеизвестности, но и не дает полноценного определения данного понятия. Законодатель указал лишь критерии, призванные дать правообладателю и правоприменителю представление о том, с чем они имеют дело.
Итак согласно комментируемой статье коммерческое обозначение:
1) средство индивидуализации предприятий;
2) не является фирменным наименованием (см. ст. 1473 и комментарий к ней);
3) не подлежит обязательному включению в учредительные документы и Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ).
Коммерческое обозначение не является средством маркировки товара, а служит средством индивидуализации предприятия, т.е. имущественного комплекса, используемого для осуществления предпринимательской деятельности (абз. 1 п. 1 ст. 132 ГК РФ), который признается недвижимостью (ст. 130, абз. 2 п. 1 ст. 132 ГК РФ). Как уже отмечалось, Кодекс изобилует различными перечнями чего-либо, далеко не все из которых имеют практическую и тем более, теоретическую ценность. Комментируемая статья не исключение: законодатель указывает, что предприятия могут быть торговые, промышленные и иные.
Второй критерий указывает на то, что понятие «коммерческое обозначение» не идентично понятию «фирменное наименование», а следовательно, первое не должно носить все признаки второго, немаловажным из которых является необходимость указания организационно-правовой формы субъекта. Вместе с тем представляется, что в качестве коммерческого обозначения или в его составе не могут быть использованы элементы, перечисленные в п. 4 ст. 1473.
Слова из третьего критерия — «не подлежит обязательному включению» — указывают на то, что коммерческое обозначение может быть включено в устав и иные документы, регламентирующие деятельность юридического лица, только по желанию его участников. Например, современные уставы большинства российских и иностранных организаций включают пункт «сокращенное наименование».
При определении понятия «коммерческое обозначение» немаловажную роль играет отечественная судебно-арбитражная практика, например, случай, когда Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации при рассмотрении протеста заместителя Председателя ВАС РФ на решение Арбитражного суда Новосибирской области от 23 октября 2000 г. по делу N А45-6654/2000-КГ31/251 принял акт в защиту коммерческого обозначения ответчика, в отношении которого был подан иск о нарушении прав на фирменное наименование (Постановление от 5 марта 2002 г. N 4193/01). Приведем некоторые извлечения из него.
ООО «Нью-Йорк Пицца» обратилось в Арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю К. о защите своего фирменного наименования путем запрещения предпринимателю использовать в своей деятельности в ресторане быстрого питания обозначений «Нью-Йорк Пицца», «New York Pizza» и «NYP», являющихся, по мнению истца, его полным и сокращенным фирменным наименованием на русском и английском языках. Решением от 23 октября 2000 г. исковое требование было удовлетворено.
В протесте заместителя Председателя ВАС РФ предлагается данное решение отменить в связи с неправильным применением норм материального права и неполным выяснением обстоятельств, имеющих значение для дела. Президиум счел, что протест должен быть удовлетворен по следующим основаниям.
Общество (истец) было 18 января 1999 г. зарегистрировано под полным фирменным наименованием — «Общество с ограниченной ответственностью «Нью-Йорк Пицца», сокращенным — «ООО «Нью-Йорк Пицца» (на русском языке) и «New York Pizza» Co. Ltd» (на английском языке). Предметами деятельности общества указаны 49 видов деятельности, в том числе организация и эксплуатация сети пунктов общественного питания, оптовая и розничная торговля продуктами питания.
Индивидуальный предприниматель К. (ответчик) в качестве предпринимателя, осуществляющего свою деятельность без образования юридического лица, зарегистрирован 30 июня 1997 г., о чем ему выдано свидетельство.
Судом установлено (и это обстоятельство никем не оспаривается), что в принадлежащем ответчику ресторане быстрого обслуживания на вывесках, в объявлениях, меню, на визитных карточках и форменной одежде работников помещены обозначения: «Нью-Йорк Пицца», «New York Pizza Nowosibirsk», «New York Pizza», «NYP».
По утверждению истца, используемые обозначения тождественны его фирменному наименованию или сходны с ним до степени смешения, что должно квалифицироваться как нарушение его (истца) исключительного права на фирменное наименование. Арбитражный суд был согласен с доводами истца и удовлетворил требование со ссылкой на ст. ст. 54 и 132 ГК РФ.
Однако суд неправильно определил объект защиты, указав, что фирменным наименованием истца является словесное обозначение: на русском языке — «Нью-Йорк Пицца», на английском — «New York Pizza» и сокращенное обозначение — «NYP». Вопреки требованиям ст. ст. 54, 87 ГК РФ и ст. 4 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» суд не включил в структуру полного фирменного наименования его обязательную часть — указание на организационно-правовую форму юридического лица (слова «общество с ограниченной ответственностью»), а в структуру сокращенного — аббревиатуру «ООО». Исследуя обозначение «NYP», суд счел его фирменным наименованием необоснованно, поскольку это противоречит уставу общества.
Суд не дал оценки довода ответчика о том, что он, как гражданин-предприниматель, выступает в гражданском обороте под своим собственным именем (предприниматель К.) и в подтверждение этого им представлены письменные доказательства.
Соглашаясь с доводами заявителя о незаконном использовании ответчиком так называемой вспомогательной части фирменного наименования общества с ограниченной ответственностью, суд не исследовал существенных обстоятельств, имеющих значение для дела.
Не дана оценка тому обстоятельству, что предприниматель К. в рекламных целях использовал в ресторанах-пиццериях спорные обозначения задолго до регистрации истца. В подтверждение этого факта ответчик представил суду санитарно-эпидемиологическое разрешение, кассовые чеки и другие материалы.
Поскольку в данном деле спор вызван столкновением не двух зарегистрированных тождественных фирменных наименований, а зарегистрированного фирменного наименования и используемого обозначения, то для признания такого использования незаконным следовало не только определить степень их сходства, но и сравнить сферы фактической деятельности сторон (деловой и территориальной). Кроме того, суд должен был проверить, привели ли действия ответчика к реальному смешению или введению в заблуждение потребителей относительно того, какое лицо оказывает им услуги, а также допущены ли предпринимателем иные акты недобросовестной конкуренции.
Итак, решение по делу было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.
Таким образом, на основании вышеизложенного, а также с учетом п. 2 ст. 1539 и п. 1 ст. 1541 можно заключить, что в качестве коммерческого обозначения может выступать словесное обозначение субъекта (основная часть зарегистрированного фирменного наименования юридического лица без указания на организационно-правовую форму, ее элементы либо имя гражданина, под которым он осуществляет деятельность в качестве индивидуального предпринимателя), обычно используемое им в хозяйственной деятельности, отношениях с сотрудниками, партнерами и контрагентами, которое обладает четко выраженной отличительной способностью от других предприятий.
2. Носителем права на коммерческое обозначение (правообладателя) является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность. Под таковой, согласно абз. 3 п. 1 ст. 2 части первой ГК РФ, понимается «самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке».
В качестве субъекта предпринимательской деятельности могут выступать:
1) юридические лица, которым закон не запрещает осуществлять предпринимательскую деятельность, в том числе некоммерческие организации;
2) индивидуальные предприниматели.
Из содержания нормы следует, что некоммерческие организации, которые не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, не могут иметь коммерческого обозначения.
Учитывая наличие второго из названных субъектов, видится несколько непредусмотрительным прямое указание в п. 1 комментируемой статьи на ЕГРЮЛ (сведения об индивидуальных предпринимателях вносятся в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей согласно Федеральному закону от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» с изменениями от 23 июня, 8, 23 декабря 2003 г., 2 ноября 2004 г., 2 июля 2005 г., 5 февраля 2007 г., а также Постановлению Правительства Российской Федерации от 16 октября 2003 г. N 630 «О Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей, Правилах хранения в Единых государственных реестрах юридических лиц и индивидуальных предпринимателей документов (сведений) и передачи их на постоянное хранение в государственные архивы, а также о внесении изменений и дополнений в Постановления Правительства Российской Федерации от 19 июня 2002 г. N 438 и 439″ с изменениями от 26 февраля 2004 г., 13 декабря 2005 г.).
3. В соответствии с п. 2 одно коммерческое обозначение может использоваться для индивидуализации как одного, так и нескольких предприятий, в то время как для индивидуализации одного предприятия не могут одновременно быть использованы два коммерческих обозначения и более.