Статья 179. Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств

Опубликовано 15-12-2010

Примечание.

Об уголовной ответственности за принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения см. статью 179 УК РФ.

1. Сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

2. Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пункте 1 настоящей статьи, то потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Кроме того, потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб.

Комментарий к статье 179

1. Все пять сделок, предусмотренные комментируемой статьей, на первый взгляд серьезно отличаются друг от друга. Основания их признания совершенно различны. Одни из них относятся к мотивам совершения сделки (угроза, насилие) и характеризуются отсутствием собственной (внутренней) воли, другие — к несоответствию воли волеизъявлению в сделке (обман, злонамеренное соглашение представителя, кабальная сделка). Объединить их вместе позволили два обстоятельства. Первое: все эти пять различных оснований могут приниматься во внимание при одном общем условии — каждое из них должно быть необходимой причиной совершения сделки. Без этого соответствующие сделки не были бы совершены. Второе — общие последствия признания таких сделок недействительными.

Первая особенность позволяет не принимать во внимание ни сами условия сделки, ни порядок ее совершения, ни, наконец, форму сделки. Они могут быть вполне законны. Главное заключается в том, под влиянием чего была совершена сделка. Во всех пяти случаях одна из сторон является потерпевшей от виновных противоправных действий другой стороны. Эти противоправные действия оказали решающее влияние на совершение сделки другой стороной.

Необходимо обратить внимание в этой связи на то обстоятельство, что данная норма содержит только гражданско-правовую квалификацию этих противоправных действий. Она не затрагивает ни уголовной, ни административной, ни иной ответственности, которая может наступать в подобных случаях для лиц, совершивших такие действия. И обман, и насилие, и угроза, да и остальные действия при определенных условиях дают право на применение мер, предусмотренных уголовным либо административным законодательством.

Каждая из следующих сделок может быть признана недействительной, если она совершена:

во-первых, под влиянием обмана;

во-вторых, под влиянием насилия;

в-третьих, под влиянием угрозы;

в-четвертых, под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной;

в-пятых, вследствие тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях (кабальная сделка).

Действие комментируемой статьи распространяется на сделки любых участников — как физических, так и юридических лиц.

2. Обман представляет собой умышленное введение стороны в заблуждение. Он приобретает юридическое значение тогда, когда к нему прибегают как к средству склонить другую сторону к совершению сделки. Заинтересованная в совершении сделки сторона преднамеренно создает у потерпевшего не соответствующее действительности представление о характере сделки, ее условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах, влияющих на его решение. Обман может заключаться и в утверждениях об определенных фактах, и в умолчании, намеренном сокрытии фактов и обстоятельств, знание о которых отвратило бы потерпевшего от совершения сделки.

Например, лицо представляет в банк поддельные либо иные не соответствующие действительности документы, свидетельствующие о праве на получение вклада по наследству (ошибочное решение суда о признании иждивенцем наследодателя), или представляет поддельный документ, удостоверяющий полномочия на совершение сделки, и т.д.

Тем не менее обманом, влекущим признание сделки недействительной, не может считаться отказ от совершения заранее обещанного противоправного действия, не относящегося к самой сделке: обмен квартиры под обещание жениться (выйти замуж), продажа автомобиля под обещание «помочь с арендой» помещения и т.п. Не может считаться обманом в смысле комментируемой статьи и отказ от выполнения обещанных, но не согласованных в установленной форме условий сделки (отказ доставить купленный товар, отчужденный без обязательства доставки). В этом случае можно требовать либо признания договора не заключенным, либо расторжения заключенного договора, либо, наконец, привлечения к ответственности за невыполнение обязанностей по договору.

3. Насилием в смысле комментируемой статьи считается непосредственное физическое воздействие на личность участника сделки — либо непосредственно на сторону, если ею является гражданин, либо на представителей (работников) и органы юридического лица. Они могут выражаться в нанесении побоев, телесных повреждений, убийствах, причинении физических страданий, ограничении либо лишении свободы передвижения.

Насилие может выражаться далее в воздействии на имущество стороны — уничтожение либо повреждение имущества, захват его.

Насилие может осуществляться как по отношению к стороне в сделке, так и по отношению к близким стороне лицам (детям, родителям, супругу), к ее контрагентам либо аффилированным лицам. В этих случаях для стороны по сделке речь идет о причинении нравственных страданий, потере клиентов, акционеров, дочерних обществ и т.п.

Насилие не обязательно должно быть уголовно наказуемым, но всегда противоправным. Употребление власти начальником по отношению к подчиненному для принуждения его к совершению сделки есть также разновидность насилия (объявление взыскания, понижение в должности, лишение вознаграждения и т.д.). Отказ в продлении аренды за неперечисление средств в избирательный фонд главы администрации также относится к разновидности такого насилия.

Насилие направлено не на получение согласия на совершение сделки, которого быть не может, а на понуждение к совершению действий, которые бы создавали видимость такого согласия. Для насильника важно получить подпись под договором, подпись под заявлением, актом, иными документами, необходимыми для того, чтобы сделка считалась совершенной.

4. Угроза также может считаться основанием недействительности сделки, если она стала причиной несоответствия воли, выраженной в сделке, подлинной воле лица, совершившего ее. Угроза представляет собой психическое воздействие на волю лица с целью принудить его к совершению сделки под страхом применения физического насилия, причинения нравственных страданий, распространения сведений, порочащих деловую репутацию, оглашения сведений о финансовом положении либо совершения какого-либо иного противоправного действия.

Угроза отличается от насилия, во-первых, тем, что представляет собой только «психическое воздействие», воздействие на сознание, но не на личность и не на имущество; во-вторых, угроза может относиться к любым последствиям — как неправомерным, так и правомерным. Судом была квалифицирована как недействительная сделка продажи квартиры, к которой продавца принуждали угрозой убийства (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 29.08.1971). Угроза лишить наследства не делает законным заключение брака. Она неправомерна, таким образом, сама по себе, поскольку направлена на принуждение к совершению сделки. Однако, в-третьих, угроза должна носить реальный, а не предположительный характер. Лицо, совершающее сделку под угрозой, должно сознавать возможность ее исполнения. Наконец, в-четвертых, угроза должна быть «существенной» или «значительной», исходя из значимости тех ценностей, которым она создавала опасность.

5. Под злонамеренным соглашением представителя одной стороны с другой стороной понимается сговор представителей сторон, направленный против интересов представляемой стороны. Эта сделка может быть квалифицирована как особый случай обмана — обман представителем представляемого лица по сговору с другой стороной. В результате этого сговора сторона либо лишается того, что она должна была бы иметь при надлежащем использовании представителем имеющегося у него полномочия (продажа по заведомо заниженной цене либо покупка по заведомо завышенной цене), либо приобретает дополнительные обременения (покупка дома с нанимателями). Не имеет значения цель, с какой совершался такой сговор, получили ли какую-либо выгоду от этого представитель и другая сторона.

Следует учитывать, что нарушение представителем своих обязанностей перед доверителем, а также превышение им своих полномочий не должно рассматриваться в качестве основания признания сделки недействительной (ст. 183 ГК).

6. Стечение тяжелых обстоятельств вынуждает лицо действовать не вполне по своей воле, поскольку эти обстоятельства не всегда предоставляют ей возможность выбора. Тяжелая болезнь, банкротство, увольнение с работы и тому подобные причины заставляют быть менее разборчивым в выборе покупателей, продавцов, кредиторов и т.д. Вместе с тем само по себе стечение тяжелых обстоятельств не является основанием для признания сделки недействительной. Обязательным признаком такой сделки должны быть крайне невыгодные условия сделки. Такие сделки, например, совершали вынужденные переселенцы и беженцы, продававшие принадлежавшие им квартиры (дома) за цену, едва покрывавшую расходы на переезд к новому месту жительства. Вторым обязательным условием такой сделки является недобросовестное поведение другой стороны: зная о стечении тяжелых обстоятельств, она умышленно совершает сделку на крайне невыгодных для этой стороны условиях.

Характер действий недобросовестной стороны при этом не должен приниматься во внимание. Она может действовать активно, но может просто «давать согласие» на совершение сделки. Не требуется доказывать и факт получения этим лицом особой выгоды от такой сделки.

Кабальные сделки могут совершаться как в отношении граждан, так и в отношении юридических лиц. Такой характер может быть присущ, например, кредитным сделкам, в которых проценты значительно превышают и сумму кредита, и темпы инфляции, и обычный для таких сделок банковский доход.

Однако доказывание кабальности сделок как для физических, так и для юридических лиц сопряжено со значительными трудностями. Лица могут сознательно совершать сделки на невыгодных для себя условиях, в том числе и в условиях стечения тяжелых обстоятельств, в предвидении еще больших потерь, которые они могут понести, если воздержатся от совершения сделок. Одно дело, когда лицо распродает имущество за долги, либо для лечения, либо для оплаты вынужденного переезда, и совсем другое, когда оно берет взаймы сегодня под грабительские проценты, опасаясь их скачка в ближайшем будущем либо скачка цен на товары, для приобретения которых берется кредит.

7. Характер сделок, предусмотренных комментируемой статьей, предопределяет и их последствия. Поскольку в сделке имеется сторона, действовавшая противоправно, и потерпевшая сторона, то важное значение приобретают меры штрафного характера, меры ответственности, применяемые к нарушителю за совершение таких действий. Потерпевшему возвращается все полученное от него другой стороной. Если нельзя возвратить в натуре, то стоимость возмещается в деньгах. То же, что получено потерпевшим от другой стороны (либо причитающееся с нее), взыскивается в доход Российской Федерации. Эти меры в гражданском праве именуются односторонней реституцией. Одна сторона, потерпевший, при этом возвращается в первоначальное положение, все же переданное другой стороной либо причитающееся с нее конфискуется.

Все сделки, указанные в данной статье, являются оспоримыми. Лица, их совершающие, вправе, но не обязаны требовать признания их недействительными. Суд, рассматривающий дело, должен принимать решение о недействительности таких сделок с учетом всех обстоятельств, поскольку закон не обязывает его к такому решению во всех случаях. Суд может, в частности, и отказать в удовлетворении иска по такому основанию, если выяснится необратимость исполнения сделки, отпадение условий недействительности (последующее одобрение сделки потерпевшей стороной), и в других случаях, когда результаты сделки оказываются в интересах потерпевшего лица.