Статья 220. Переработка

Опубликовано 17-12-2010

1. Если иное не предусмотрено договором, право собственности на новую движимую вещь, изготовленную лицом путем переработки не принадлежащих ему материалов, приобретается собственником материалов.

Однако если стоимость переработки существенно превышает стоимость материалов, право собственности на новую вещь приобретает лицо, которое, действуя добросовестно, осуществило переработку для себя.

2. Если иное не предусмотрено договором, собственник материалов, приобретший право собственности на изготовленную из них вещь, обязан возместить стоимость переработки осуществившему ее лицу, а в случае приобретения права собственности на новую вещь этим лицом последнее обязано возместить собственнику материалов их стоимость.

3. Собственник материалов, утративший их в результате недобросовестных действий лица, осуществившего переработку, вправе требовать передачи новой вещи в его собственность и возмещения причиненных ему убытков.

Комментарий к статье 220

1. Комментируемая статья не определяет, что следует считать переработкой. В других статьях ГК этот термин не употребляется. Между тем в современной российской экономике операции по переработке широко распространены, особенно в тех ее сферах, которые тесно смыкаются с мировой экономикой (так называемая переработка давальческого сырья).

В сегодняшних условиях содержание понятия переработки, использованное комментируемой статьей, следует определить широко. Переработку нужно понимать как процесс, в результате которого изменяется качество объекта переработки или его форма, либо то и другое одновременно, либо, наконец, объект переработки превращается в принадлежность другой, главной вещи (ст. 135 ГК).

Однако из этого широкого понятия переработки необходимо сделать существенное исключение. Не является переработкой нанесение на поверхность объекта надписей, исполненных от руки или печатным способом, живописных изображений, рисунков, гравировок и т.п. Не следует также считать переработкой нанесение на материальные носители информации аудио-, видео- и иных подобных сигналов. Если лицо нанесло их на объекты, которые ему не принадлежат, то оно приобретает право собственности на новую вещь в соответствии с правилом абз. 2 п. 1 ст. 218 ГК, которая, как уже упоминалось, отсылает к ст. 136 ГК. Та же статья устанавливает, что продукция принадлежит лицу, которое использует соответствующее имущество на законном основании (если иное не установлено договором об использовании этого имущества или законом либо иными правовыми актами).

2. ГК определяет объект переработки как материалы. Комментируемая статья не содержит определения материалов. Этот термин не используется другими статьями части первой ГК. Обычно они говорят о вещи (ст. 128 ГК), и лишь в одном случае упоминается сырье (п. 2 ст. 132 ГК).

Следует толковать термин «материалы», использованный комментируемой статьей, в самом широком смысле. Под материалом следует понимать любую движимую вещь. Исключать следует только недвижимость, определение которой дается в п. 1 ст. 130 ГК.

3. Комментируемая статья определяет объект, на который приобретается право собственности при переработке, как новую движимую вещь. Как и п. 1 ст. 218 ГК, здесь закон, говоря о новой вещи, противопоставляет ее отходам, возникающим при переработке. Отходы в данном случае продолжают принадлежать на праве собственности собственнику материалов. О правовом регулировании режима отходов см. п. 3 коммент. к ст. 226.

Комментируемая статья в отличие от п. 1 ст. 218 ГК не содержит упоминания о том, что при переработке должны быть соблюдены требования закона. Не вызывает сомнений, однако, что ее нормы не распространяются на новые вещи, созданные с нарушением закона. Иное решение привело бы к санкционированию последствий сделки, не соответствующей закону (ст. 168 ГК). В частности, могло бы получиться, что лицо, не имеющее права само создавать новые вещи, передавало бы материал для переработки другому лицу, с тем чтобы потом претендовать на право собственности на продукты переработки.

4. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает, что субъектом, приобретающим право собственности на новую вещь, созданную из материалов, не принадлежащих переработчику, является собственник материалов.

В истории науки гражданского права в этой области противостоят два решения вопроса о субъекте, приобретающем право собственности. В Древнем Риме в классический период его развития сложились две школы юристов. Одна из них (так называемые сабинианцы) полагала, что в случае переработки собственность должна сохраняться за собственником материалов. Другая школа (так называемые прокулианцы) утверждала, что собственником следует признавать переработчика. Те же два подхода существуют в праве современных стран с развитой рыночной экономикой. ГК стал на позиции сабинианцев, хотя, как увидим ниже, пошел в этом вопросе по общепринятой линии компромисса.

5. Этот компромисс нашел выражение в абз. 2 п. 1 комментируемой статьи. Уже в последний период существования Древнего Рима в Дигестах Юстиниана как компромисс было установлено, что все зависит от того, может ли быть новая вещь приведена в прежнее состояние. В положительном случае она принадлежала собственнику материала, а в отрицательном — переработчику. Право многих современных государств также идет по пути компромисса, но только использует иные подходы. Один из наиболее распространенных — стоимостная оценка.

Именно этот подход использован комментируемой статьей. Абзац 2 п. 1 требует сопоставления стоимости материала и стоимости переработки. Впрочем, закон и здесь отдает предпочтение позиции сабинианцев. Он требует, чтобы стоимость переработки не просто превышала стоимость материала, но чтобы это превышение было существенным. При равенстве стоимости (а также при превышении, которое будет признано несущественным) право собственности принадлежит собственнику материалов. Кроме того, ГК требует, чтобы переработчик действовал добросовестно. Необходимо отметить, что в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права добросовестно, добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается (п. 3 ст. 10 ГК). Наконец, ГК требует, чтобы переработчик осуществил переработку для себя. Для того чтобы установить, насколько это условие ограничивает интересы переработчика, следует определить, когда переработка осуществляется для себя, а когда — нет. Абзац 2 п. 1 комментируемой статьи не позволяет пролить свет на этот вопрос. Поэтому следует обратиться к другим статьям, содержащим эту же формулировку. Она использована в п. 1 ст. 218 ГК, который устанавливает, что лицо, изготовившее или создавшее новую вещь (причем, как уже отмечалось, из принадлежащих этому лицу материалов), приобретает право собственности при условии, что вещь была им изготовлена для себя. Очевидно, что это условие следует понимать в самом широком смысле. В условиях рыночной экономики основная масса вещей производится в качестве товаров, т.е. объектов, предназначенных для продажи другим лицам. Создание новых вещей для удовлетворения исключительно личных потребностей создающего имеет место только там, где осуществляется натуральное производство. При рыночной экономике последнее является исключением. Идентичные формулировки, используемые различными статьями гл. 14 ГК, следует толковать одинаково. Поэтому требование абз. 2 п. 1 комментируемой статьи о том, что переработчик должен осуществлять переработку для себя, следует понимать в самом широком смысле. Это требование выполнено не только тогда, когда в результате переработки чужих материалов изготовлена вещь, предназначенная исключительно для удовлетворения личных потребностей самого переработчика, но и тогда, когда изготовлена вещь, предназначенная для продажи.

6. Пункт 2 комментируемой статьи представляет собой норму, предусматривающую возникновение двух обязательств. ГК вообще предусматривает, что обязательства возникают из оснований, указанных в нем (п. 2 ст. 307). Рассматриваемый пункт содержит одно из таких оснований.

Пункт 2 комментируемой статьи устанавливает, кто является сторонами в этих обязательствах. В первом обязательстве на одной стороне выступает собственник материалов, который приобрел право собственности на новую вещь, возникшую в результате переработки этих материалов. Другой стороной является лицо, осуществившее переработку, но не получившее права собственности на новую вещь. Во втором обязательстве одной стороной является переработчик, который приобрел право собственности на созданную вещь, а второй стороной — собственник переработанных материалов, который не получил права собственности на названную вещь.

Столь же исчерпывающе ГК определяет содержание этих двух обязательств. В первом из них на собственнике переработанных материалов лежит обязанность возместить переработчику стоимость переработки. Соответственно переработчику принадлежит право требовать от него возмещения стоимости переработки. Во втором обязательстве на переработчике, получившем право собственности на новую вещь, лежит обязанность возместить стоимость материалов. Соответственно собственнику последних принадлежит право требовать возмещения стоимости материалов.

Других обязанностей п. 2 комментируемой статьи на стороны не возлагает. В частности, отсутствует упоминание об обязанности возмещения убытков.

Оба обязательства возникают в тот же момент, когда возникает право собственности на новую вещь, созданную в результате переработки (в лице собственника материала или в лице переработчика). Поскольку п. 2 комментируемой статьи не определяет срока исполнения указанных обязательств, этот срок устанавливается п. 2 ст. 314 ГК.

Пункт 2 комментируемой статьи не позволяет установить, как следует решать вопрос о величине стоимости материалов и особенно сложный вопрос о размере стоимости переработки. Это означает, что соответствующие отношения прямо не урегулированы законодательством. Такое положение предусмотрено п. 1 ст. 6 ГК, устанавливающим, что к таким отношениям (если это не противоречит их существу) применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

Сходные отношения регулирует п. 3 ст. 393 ГК. Сходство состоит в том, что в обоих случаях закон преследует цель возмещения. В нашем случае речь идет о возмещении стоимости (материалов или переработки). В ст. 393 ГК предусматривается возмещение убытков. И хотя, как уже отмечалось, п. 2 комментируемой статьи не предусматривает возмещения убытков, в нем также говорится о возмещении. Это дает основания для использования в нашем случае метода подсчета, установленного в п. 3 ст. 393 ГК.

В соответствии с изложенным при определении стоимости материала или стоимости переработки принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было — в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств дела, суд может удовлетворить требование о возмещении стоимости, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.

7. Правила, содержащиеся в п. 2 комментируемой статьи, имеют диспозитивный характер. Они применяются, если иное не предусмотрено договором. ГК не определяет, в какой момент должен быть заключен такой договор. Это оставлено на усмотрение собственника материала и переработчика. Договор может быть заключен ими до начала переработки, в ходе ее или после ее окончания.

8. Пункт 3 комментируемой статьи содержит правило, связанное с более общей нормой, установленной абз. 1, а также абз. 2 п. 1 этой же статьи. Последняя предусматривает, что в случаях, когда стоимость переработки существенно превышает стоимость материалов, переработчик приобретает право собственности на новую вещь при условии, что он действовал добросовестно. Выше отмечалось, что в соответствии с п. 3 ст. 10 ГК его добросовестность предполагается. В данном пункте речь идет о случае, когда эта презумпция опровергнута.

Пункт 3 комментируемой статьи предусматривает одно из оснований, в силу которых возникает обязательство, и представляет собой реализацию правила, установленного п. 2 ст. 307 ГК, согласно которому обязательства возникают из оснований, указанных ГК.

Одной из сторон в этом обязательстве является собственник материалов, явившихся объектом переработки. Однако в отличие от обязательств, введенных п. 2 комментируемой статьи, здесь стороной является не всякий собственник материалов, а лишь тот из них, кто утратил материалы в результате недобросовестных действий лица, осуществившего переработку. Соответственно и другой стороной в этом обязательстве является не всякий переработчик, а лишь тот, который совершил такие недобросовестные действия, в результате которых собственник утратил материалы.

ГК требует, чтобы между действиями переработчика и утратой материалов имелась причинная связь. При этом он говорит об утрате материалов, но не об утрате права на них. Материал является утраченным для собственника, когда он выйдет из его владения вопреки его воле либо независимо от нее. Действия переработчика должны быть недобросовестными. Понятие недобросовестности ГК не раскрывается. Можно, однако, отметить, что оно противоположно понятию добросовестности, которое используется им, когда он устанавливает, что закон ставит защиту прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права добросовестно (п. 3 ст. 10 ГК).

Пункт 3 комментируемой статьи определяет содержание обязательства односторонне. Он говорит только о правах собственника материала, утратившего его в результате недобросовестных действий. Косвенно тем самым определяются и обязанности недобросовестного переработчика, совершившего названные действия. Однако о правах последнего п. 3 комментируемой статьи не содержит специальных постановлений.

ГК наделяет собственника материала, утратившего его в результате недобросовестных действий, правом требовать от переработчика возмещения убытков. Для сравнения отметим, что п. 2 комментируемой статьи не дает такого права собственнику материалов, если переработчик не совершил недобросовестных действий. Пункт 3 комментируемой статьи требует, чтобы между действиями переработчика и убытками существовала причинная связь. Поскольку эта норма не ограничивает размер возмещаемых убытков, они в соответствии с п. 1 ст. 15 ГК подлежат полному возмещению. Понятие убытков определяется п. 2 ст. 15 ГК.

Второе право, которым п. 3 комментируемой статьи наделяет собственника, сформулировано следующим образом: он «вправе требовать передачи новой вещи в его собственность». Соответственно на переработчика, совершившего недобросовестные действия, приведшие к утрате собственником материалов, возлагается обязанность передать новую вещь в собственность другой стороны в обязательстве.

Приходится, однако, признать, что переработчик юридически не в состоянии исполнить эту обязанность, поскольку право собственности на новую вещь принадлежит не ему, а собственнику материалов. Напомним, что в соответствии с п. 1 комментируемой статьи собственность на новую движимую вещь, изготовленную лицом путем переработки не принадлежащих ему материалов, приобретается собственником материалов. Следовательно, переработчик, совершивший недобросовестные действия, приведшие к утрате собственником материалов (как и добросовестный переработчик), не приобретает права собственности на новую вещь и не может ее передавать в чью-либо собственность.

Положение переработчика могло бы измениться только в том случае, если стоимость переработки существенно превышает стоимость материалов. В этом случае абз. 2 п. 1 комментируемой статьи устанавливает, что право собственности на новую вещь приобретает лицо, которое осуществило переработку. Однако при этом делается оговорка, которая касается рассматриваемой ситуации. Право собственности приобретает лицо, которое совершило переработку, «действуя добросовестно». Переработчик, который совершил недобросовестные действия, приведшие к утрате собственником материалов, конечно, действовал недобросовестно. Поэтому, даже если стоимость его переработки существенно превышает стоимость материала, он не приобретает права собственности на новую вещь. В этом случае действует общее правило абз. 2 п. 1 комментируемой статьи: право собственности принадлежит собственнику материалов.

Таким образом, даже если переработчик, совершивший недобросовестные действия, повлекшие утрату собственником материалов, совершит такую их переработку, стоимость которой существенно превышает стоимость материалов, право собственности возникает не в его лице, а в лице собственника материалов. Поэтому и при более высокой стоимости переработки переработчик, совершивший названные действия, юридически не в состоянии исполнить обязанность, возложенную на него п. 3 комментируемой статьи, а именно передать новую вещь в собственность хозяина материалов. Она, подчеркнем это еще раз, и без этого уже принадлежит последнему на праве собственности.

9. Пункт 3 комментируемой статьи определяет содержание обязательства между собственником материалов и переработчиком, совершившим недобросовестные действия, повлекшие утрату материалов, путем предоставления первому из них только прав и возложения на второго только обязанностей. Никаких прав названному переработчику не предоставляется. В частности, ему не дано право, установленное для любого переработчика п. 2 комментируемой статьи, а именно право на возмещение стоимости переработки. Лицо, осуществившее переработку не принадлежащих ему материалов, не имеет права на возмещение стоимости переработки, если оно совершило недобросовестные действия, которые привели к утрате материалов собственником. Это — санкция за недобросовестное поведение, основой которой служит п. 3 ст. 10 ГК.

10. В заключение отметим, что название ст. 220 ГК намного шире ее содержания. Это способно ввести в заблуждение. Она названа «Переработка», но ее правила посвящены лишь одному случаю, а именно изготовлению вещи из материалов, которые не принадлежат переработчику.

Проблема же правового регулирования переработки как таковой гораздо шире. Она выходит за пределы ГК и даже всего гражданского права. В частности, некоторым ее аспектам значительное внимание уделяет Таможенный кодекс (ст. ст. 173 — 208).