Статья 25. Несостоятельность (банкротство) индивидуального предпринимателя

Опубликовано 14-12-2010

1. Индивидуальный предприниматель, который не в состоянии удовлетворить требования кредиторов, связанные с осуществлением им предпринимательской деятельности, может быть признан несостоятельным (банкротом) по решению суда. С момента вынесения такого решения утрачивает силу его регистрация в качестве индивидуального предпринимателя.

2. При осуществлении процедуры признания банкротом индивидуального предпринимателя его кредиторы по обязательствам, не связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, также вправе предъявить свои требования. Требования указанных кредиторов, не заявленные ими в таком порядке, сохраняют силу после завершения процедуры банкротства индивидуального предпринимателя.

3. Требования кредиторов индивидуального предпринимателя в случае признания его банкротом удовлетворяются за счет принадлежащего ему имущества в порядке и в очередности, которые предусмотрены законом о несостоятельности (банкротстве).

(п. 3 в ред. Федерального закона от 03.01.2006 N 6-ФЗ)

4. После завершения расчетов с кредиторами индивидуальный предприниматель, признанный банкротом, освобождается от исполнения оставшихся обязательств, связанных с его предпринимательской деятельностью, и иных требований, предъявленных к исполнению и учтенных при признании предпринимателя банкротом.

Сохраняют силу требования граждан, перед которыми лицо, объявленное банкротом, несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, а также иные требования личного характера.

5. Основания и порядок признания судом индивидуального предпринимателя банкротом либо объявления им о своем банкротстве устанавливаются законом о несостоятельности (банкротстве).

Комментарий к статье 25

Комментируемая статья определяет последствия осуществления предпринимательской деятельности гражданином в тех случаях, когда эта деятельность привела к неисполнению обязательств перед кредиторами. Эти последствия можно назвать специальными, в то время как общим последствием является обращение взыскания на имущество гражданина. Кредитор по своему усмотрению имеет право выбирать, какую возможность использовать — обратиться в суд либо с иском об исполнении обязательства должником, либо с требованием о признании должника банкротом. В последнем случае кредитор может обратиться только в арбитражный суд, поскольку все дела о банкротстве рассматриваются именно арбитражным судом (при этом третейское разбирательство невозможно). Кроме того, производство по делу о несостоятельности (банкротстве) не является исковым, следовательно, в арбитражный суд подается не иск, а заявление о признании должника банкротом. Это правило установлено Законом о банкротстве. Принятие специального закона соответствует требованиям п. 5 комментируемой статьи, которая предоставляет закону возможность определять основания и порядок признания судом индивидуального предпринимателя банкротом либо объявления им о своем банкротстве.

Таким образом, в соответствии с ГК возможно как судебное, так и добровольное банкротство; последнее проводится во внесудебном порядке самим должником.

Закон о банкротстве не упоминает о добровольном банкротстве, что противоречит нормам ГК, тем не менее в настоящее время добровольное банкротство невозможно по причине отсутствия механизма осуществления.

В настоящее время допускается признание банкротом только физического лица, являющегося индивидуальным предпринимателем, хотя Закон о банкротстве содержит положение о несостоятельности граждан-непредпринимателей. Дело в том, что в соответствии с п. 2 ст. 231 Закона о банкротстве (аналогичная норма содержалась в п. 2 ст. 185 Федерального закона от 08.01.1998 N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») указанные положения будут введены в действие с момента вступления в силу федерального закона о внесении изменений и дополнений в федеральный закон, включая ГК, устанавливающих возможность банкротства гражданина-непредпринимателя. В связи с этим особенно актуальным становится вопрос: возможно ли применение положений о банкротстве к физическому лицу, осуществляющему предпринимательскую деятельность без надлежащей регистрации в качестве индивидуального предпринимателя? Ответ на этот вопрос представляется отрицательным, так как в п. 4 ст. 23 ГК, устанавливающем последствия для указанной категории граждан, сказано, что такой гражданин «не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем. Суд может применить к сделкам правила настоящего Кодекса об обязательствах, связанных с предпринимательской деятельностью».

Пункт 1 комментируемой статьи содержит правило, в соответствии с которым банкротство индивидуального предпринимателя возможно, только если не исполненные им обязательства связаны с осуществлением предпринимательской деятельности. В соответствии со ст. 203 Закона о банкротстве заявление о признании гражданина банкротом может быть подано, во-первых, должником; во-вторых, кредитором по любым обязательствам, за исключением обязательств из причинения вреда жизни и здоровью, о взыскании алиментов, личных обязательств; в-третьих, уполномоченным органом.

Несмотря на то что сам должник, кредиторы налоговые и иные уполномоченные органы могут основывать свои требования и на обязательствах (обязанностях) должника, не связанных с предпринимательской деятельностью, вынесение судом решения о признании должника банкротом возможно, только если к моменту его вынесения существуют неисполненные предпринимательские обязательства.

Для подачи заявления о банкротстве необходимо, чтобы размер задолженности превышал 100 тыс. руб. и эта задолженность просуществовала бы более 3 месяцев. На наш взгляд, к индивидуальным предпринимателям следует применять правила, установленные для юридических лиц (при отсутствии специальной регламентации).

Для банкротства индивидуальных предпринимателей используется критерий неплатежеспособности (это означает, что соотношение обязательств и имущества должника при решении вопроса о его банкротстве во внимание не берется), в то время как для целей банкротства гражданина-непредпринимателя принят критерий неоплатности (когда заявление о банкротстве принимается, только если размер пассивов превышает размер активов имущества должника).

При банкротстве предпринимателя дифференцированный режим имеют предпринимательские требования; требования из обязательств, не связанных с предпринимательской деятельностью; требования личного характера (в частности, требования из причинения вреда жизни и здоровью, о взыскании алиментов). Требования последней категории не включаются в размер требований кредиторов при заявлении о банкротстве, но могут быть заявлены в ходе конкурсного процесса. Дифференцированно решается вопрос и о влиянии на перечисленные категории требований решения суда о признании должника банкротом. В соответствии с п. 4 комментируемой статьи все требования, связанные с предпринимательской деятельностью, погашаются (это не зависит от того, были ли требования заявлены или нет, а также от того, были ли они удовлетворены частично или полностью). Требования второй категории — не связанные с предпринимательской деятельностью — погашаются, только если они были заявлены и установлены (следует отметить, что требование погашается также, если суд отказал в его установлении в соответствии с Законом о банкротстве). Требования третьей категории — являющиеся личными — не погашаются после завершения конкурсных процедур независимо от того, были ли они заявлены.

Для индивидуального предпринимателя (в отличие от юридических лиц) не предусматривается проведение таких процедур, как наблюдение и внешнее управление (эти процедуры направлены на восстановление финансового положения должника). В целях недопущения злоупотреблений, возможных в течение периода времени после принятия судом заявления о банкротстве и до первого заседания арбитражного суда, на имущество предпринимателя может быть наложен арест, что, скорее всего, повлечет прекращение его предпринимательской деятельности. В связи с этим отметим явную ошибку Закона о банкротстве, где в п. 1 ст. 207 говорится, что «одновременно с вынесением определения о введении наблюдения в отношении гражданина арбитражный суд налагает арест на имущество гражданина». Из контекста гл. X, прямого указания п. 2 ст. 27 этого Закона и из судебной практики следует, что наблюдение в отношении гражданина не вводится, т.е. в п. 1 ст. 207 Закона имелось в виду определение о принятии заявления о банкротстве, а не определение о введении наблюдения.

Невозможность введения восстановительных процедур в отношении предпринимателя представляется нелогичной, особенно в тех случаях, когда в его собственности находится предприятие (имущественный комплекс). Тем самым Закон о банкротстве ставит в неравное положение кредиторов юридического лица и кредиторов индивидуального предпринимателя. Данная проблема актуальна и для банкротства непредпринимателей, имеющих в собственности предприятия.

На первом заседании по делу о банкротстве предпринимателя суд может прийти к одному из трех выводов: во-первых, об отсутствии признаков банкротства (что повлечет вынесение решения о прекращении производства); во-вторых, о наличии признаков банкротства (что повлечет вынесение решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства); в-третьих, о соответствии закону условий заключенного мирового соглашения (что повлечет принятие определения об утверждении мирового соглашения).

Вынесение решения о банкротстве предпринимателя означает, что его регистрация в качестве индивидуального предпринимателя утрачивает силу. Это установлено в п. 1 комментируемой статьи. Закон о банкротстве устанавливает, что предприниматель, признанный банкротом, в течение года с момента вынесения судом соответствующего решения не может быть зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, для чего арбитражный суд направляет копию решения о признании индивидуального предпринимателя банкротом в орган, зарегистрировавший гражданина в качестве индивидуального предпринимателя.

Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает, что требования, заявленные и признанные установленными, удовлетворяются за счет имущества должника, на которое может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством. Также данный пункт определяет очередность удовлетворения требований (в соответствии с правилами об очередности к каждой последующей очереди переходят только после полного удовлетворения предыдущих; в случае нехватки средств для полного удовлетворения требований в рамках одной очереди применяется принцип пропорциональности — кредитор получает сумму, пропорциональную его требованию).

Заметим, что очередность, установленную комментируемой статьей, устанавливал и Федеральный закон от 08.01.1998 N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Статьей 211 Закона о банкротстве принята иная (нежели в ГК) очередность, что заставляет задуматься о последствиях противоречия норм этого Закона положениям ГК. Рассмотрим нормы, установленные ГК, в сопоставлении с нормами нового Закона.

Первая очередь — требования граждан, перед которыми предприниматель отвечает за причинение вреда жизни и здоровью (они удовлетворяются путем капитализации повременных платежей в соответствии с п. 2 ст. 211, п. п. 1 и 2 ст. 135 Закона о банкротстве, при этом указанные требования в силу п. 3 ст. 135 при наличии согласия гражданина-кредитора переходят к Российской Федерации), а также требования о взыскании алиментов. Заметим, что последние, как следует из текста статьи, капитализации не подлежат. Представляется не вполне логичным требование капитализации и применительно к остальным требованиям первой очереди, так как они не погашаются завершением процедур (зато погашаются остальные требования).

Вторая очередь — требования лиц, работающих по трудовому договору, в том числе по контракту, по оплате труда и выплате выходных пособий, а также требования обладателей исключительных прав по выплате авторских вознаграждений (см. п. 2 ст. 211 Закона о банкротстве).

Третья очередь — согласно ГК требования кредиторов, обеспеченные залогом принадлежащего индивидуальному предпринимателю имущества (остальная (необеспеченная) часть требований кредиторов согласно ГК относится к пятой очереди). Таким образом, в соответствии с ГК подлежат удовлетворению из имущества должника все требования по обязательству, обеспеченному залогом, даже в части, не обеспеченной залогом. В отличие от норм ГК в соответствии с п. 4 ст. 134 и ч. 2 ст. 211 Закона о банкротстве в третью очередь удовлетворяются требования всех других (кроме первой и второй очередей) кредиторов, в том числе обеспеченные залогом.

Представляется, что в порядке, установленном для залога, должны удовлетворяться и требования по обязательствам, обеспеченным удержанием имущества должника (хотя это толкование не является бесспорным, так как ст. 360 ГК устанавливает, что правила о залоге применяются для определения порядка удовлетворения требований кредитора, удерживающего вещь; при этом сложно однозначно ответить на вопрос о том, является ли определение очередности порядком удовлетворения требований).

Четвертая очередь — согласно ГК это требования по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды, которые не являются требованиями из обязательств. При этом подлежит применению п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве, в соответствии с которым, в частности, суммы штрафов (пени) и иных финансовых санкций, в том числе за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате обязательных платежей, учитываются отдельно в реестре требований кредиторов и подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов (согласно ГК в составе требований пятой очереди). Согласно п. 2 ст. 137 в случае, если должником в период после вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом и до открытия конкурсного производства не в полном объеме уплачены обязательные платежи, требования, не погашенные до принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, погашаются вне очереди.

Пятая очередь — требования всех остальных кредиторов (по ГК). В соответствии с п. 4 ст. 134 и ст. 137 Закона о банкротстве все эти требования относятся к третьей очереди.

Таким образом, ст. 211 Закона о банкротстве установила следующую очередность (в целом соответствующую той, которая установлена ст. 134 этого Закона для должников — юридических лиц): первая и вторая очереди — те же требования, что предусмотрены ГК, третья очередь — все остальные требования. При этом требования кредиторов-залогодержателей удовлетворяются преимущественно перед всеми, кроме требований первой и второй очередей, возникших до заключения договора залога (эти нормы также противоречат ГК и значительно ухудшают положение обеспеченных кредиторов, а также снижают ценность и привлекательность залога как способа обеспечения исполнения обязательств). Таким образом, при наличии нескольких залогодержателей и при условии постоянно возникавших требований первой и второй очередей количество очередей может достигнуть нескольких десятков. При этом сохранено правило о выделении отдельной категории требований, составляющих санкции и упущенную выгоду, — они удовлетворяются в последнюю очередь (как видим, реальный ущерб выплачивается наряду с требованиями в части основного долга — это новелла данного Закона).

Положительное значение процедуры банкротства для предпринимателя состоит в том, что по окончании конкурсного производства он освобождается от исполнения неудовлетворенных требований предпринимательского характера, а также от исполнения иных требований, заявленных и установленных в рамках конкурсного процесса (за исключением личных). В целях недопущения злоупотреблений, связанных с наличием указанных льгот, Закон о банкротстве устанавливает, что в течение пяти лет после признания его банкротом гражданин не имеет права повторно заявить о своем банкротстве (п. 1 ст. 213); кроме того, если судом признано повторное банкротство (по заявлению других лиц), предприниматель в течение пяти лет после завершения расчетов с кредиторами не освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов (п. 2 ст. 213).

Таким образом, неудовлетворенные либо частично удовлетворенные требования могут быть предъявлены в порядке, установленном гражданским законодательством РФ (в том числе законодательством о банкротстве), и подлежат удовлетворению из имущества, появившегося у должника (за исключением того, на которое взыскание не обращается). Представляется, что указанный 5-летний срок не может быть квалифицирован как срок исковой давности; это особый срок существования предоставленного кредитору права, являющийся пресекательным. Обращает на себя внимание недостаток формулировки п. 2 ст. 213 Закона, следствием которого является неопределенность, подобная модели «казнить нельзя помиловать»: «В случае повторного признания гражданина банкротом по заявлению кредитора, заявлению уполномоченного органа по требованию об уплате обязательных платежей в течение 5 лет после завершения расчетов с кредиторами такой гражданин не освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов». Из этой нормы совершенно не следует, к чему относится 5-летний срок — к периоду заявления о банкротстве либо к периоду, в течение которого не происходит освобождение от долгов? Выше мы истолковали эту норму таким образом, что в течение пяти лет гражданин не освобождается от долгов (следовательно, любое заявление в течение сколь угодно длительного времени будет повторным). Возможно и иное толкование: от долгов в течение неопределенного времени должник не освободится вообще, если в течение пяти лет будет признан банкротом повторно.

Следует отметить, что нормы § 3 гл. X Закона о банкротстве специально регулируют порядок осуществления конкурсных процедур в отношении индивидуального предпринимателя — главы крестьянского (фермерского) хозяйства. Особенностью данных норм указанного Закона является то, что он определяет порядок банкротства не столько индивидуального предпринимателя, сколько крестьянского (фермерского) хозяйства в целом, хотя оно не является субъектом гражданского права, на основании чего можно сделать теоретический вывод о регламентации банкротства неправосубъектного образования.

Таким образом, положения о банкротстве главы крестьянского (фермерского) хозяйства представляют собой исключение из правил ст. 24 ГК о том, что гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим именно ему имуществом. В ходе конкурсного производства подлежит реализации не доля главы хозяйства в общей собственности его членов, а все это имущество. Кроме того, Закон о банкротстве регламентирует осуществление в отношении крестьянского (фермерского) хозяйства наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления.