Статья 257. Собственность крестьянского (фермерского) хозяйства

Опубликовано 17-12-2010

1. Имущество крестьянского (фермерского) хозяйства принадлежит его членам на праве совместной собственности, если законом или договором между ними не установлено иное.

2. В совместной собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства находятся предоставленный в собственность этому хозяйству или приобретенный земельный участок, хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения, продуктивный и рабочий скот, птица, сельскохозяйственная и иная техника и оборудование, транспортные средства, инвентарь и другое имущество, приобретенное для хозяйства на общие средства его членов.

(в ред. Федерального закона от 04.12.2006 N 201-ФЗ)

3. Плоды, продукция и доходы, полученные в результате деятельности крестьянского (фермерского) хозяйства, являются общим имуществом членов крестьянского (фермерского) хозяйства и используются по соглашению между ними.

Комментарий к статье 257

1. Имущественные отношения в крестьянском (фермерском) хозяйстве наряду с ГК регулируются также Законом о фермерском хозяйстве. Оба закона предусматривают в качестве общего правила, что имущество крестьянского хозяйства принадлежит его членам на праве совместной собственности (без определения долей). Однако эта норма является диспозитивной: в договоре (соглашении) между членами хозяйства может быть установлен иной режим собственности на имущество хозяйства.

Одновременно статья упоминает и о законе, в котором также может быть установлен режим, отличный от режима общей совместной собственности. Таким законом в отношении земельного участка может быть, в частности, Закон об обороте земель в ситуациях, когда в состав фермерского хозяйства входят иностранные граждане или лица без гражданства. Эти категории граждан не могут иметь в собственности земельные участки сельскохозяйственного назначения (им земля предоставляется только на праве аренды). Вероятно, возможны и иные случаи, когда законом будут установлены изъятия для режима общей совместной собственности на имущество фермерского хозяйства или на отдельные виды этого имущества.

ГК не предъявляет каких-либо специальных требований к форме договора между членами фермерского хозяйства, а также не требует его обязательного заключения. По смыслу ГК, если членов фермерского хозяйства устраивает режим совместной собственности, они могут не заключать никакого договора по поводу имущества. Соглашение же об использовании плодов, продукции и доходов, о котором упоминается в п. 3 комментируемой статьи, может быть и устным. Однако Закон о фермерском хозяйстве, напротив, требует обязательного заключения соглашения между членами хозяйства в письменной форме (за исключением случаев, когда фермерское хозяйство создано одним гражданином). Такое соглашение, правда, регулирует более широкий круг вопросов. Оно должно содержать сведения: о членах фермерского хозяйства; о признании главой фермерского хозяйства одного из членов этого хозяйства; о полномочиях главы хозяйства и порядке управления фермерским хозяйством; о правах и об обязанностях членов фермерского хозяйства; о порядке формирования имущества фермерского хозяйства, порядке владения, пользования, распоряжения этим имуществом; о порядке принятия в члены фермерского хозяйства и порядке выхода из членов фермерского хозяйства; о порядке распределения полученных от деятельности фермерского хозяйства плодов, продукции и доходов.

2. ГК в отличие от норм ГК РСФСР о колхозном дворе не устанавливает, кто может быть членом фермерского хозяйства. Поэтому для решения данного вопроса при возникновении споров между гражданами по поводу имущества фермерского хозяйства суды будут руководствоваться Законом о фермерском хозяйстве. Следует напомнить, что Закон определяет крестьянское (фермерское) хозяйство как объединение граждан, связанных родством и (или) свойством <1>, имеющих в общей собственности имущество и совместно осуществляющих производственную и иную хозяйственную деятельность (производство, переработку, хранение, транспортировку и реализацию сельскохозяйственной продукции), основанную на их личном участии.

———————————

<1> Отношениями свойства связан один из супругов с родственниками другого супруга (например, мать, отец, брат и другие родственники жены по отношению к мужу и т.п.).

Принципиально важным в данном определении является и указание на семейно-трудовой характер фермерского хозяйства, т.е. это не любое объединение граждан, а объединение, основанное на родственных (семейных) связях, с одной стороны, и совместном участии в ведении сельскохозяйственного производства, с другой. Более детально состав членов фермерского хозяйства определяет ст. 3 Закона. Членами фермерского хозяйства могут быть: супруги, их родители, дети, братья, сестры, внуки, а также дедушки и бабушки каждого из супругов, но не более чем из трех семей. Дети, внуки, братья и сестры членов фермерского хозяйства могут быть приняты в члены фермерского хозяйства по достижении ими возраста 16 лет. Кроме того, Закон предусматривает и некоторые отступления от семейно-трудового принципа создания фермерского хозяйства. Во-первых, возможно создание фермерского хозяйства одним лицом. Такое хозяйство не будет объединением, на него не будут распространяться нормы ГК об общей собственности на имущество. Во-вторых, допускается участие в фермерском хозяйстве и лиц, не состоящих в родстве с главой фермерского хозяйства, но максимальное количество таких граждан не может превышать 5 человек.

Заметим, что Закон не обязывает ранее созданные хозяйства привести свой правовой статус в соответствие с данным Законом. Поэтому указанные ограничения числа членов хозяйства не распространяются на фермерские хозяйства, созданные до вступления Закона в силу.

3. Пункт 2 комментируемой статьи определяет, какое именно имущество находится в совместной собственности фермерского хозяйства. Но приведенные здесь формулировки также вызывают ряд вопросов. Что, например, означает фраза «предоставленный в собственность этому хозяйству земельный участок»? По ранее действовавшему законодательству участок предоставлялся хотя и с учетом количества членов хозяйства, но все-таки его главе, на него оформлялся государственный акт на землю (свидетельство) и т.п. Можно ли исходить из того, что этот участок был предоставлен именно хозяйству как семейно-трудовому объединению, но в собственность он оформлялся на главу? Вероятно, такая трактовка в принципе допустима, тем более для тех фермерских хозяйств, которые созданы бывшими колхозниками и работниками совхозов, т.е. лицами, вступившими в хозяйство со своими земельными долями. Прежнее законодательство, на наш взгляд, необоснованно лишало этих лиц при вступлении в фермерское хозяйство их земельных прав. Если признать их участниками совместной (или долевой) собственности на землю, то справедливость была бы восстановлена.

Однако это возможно лишь в судебном порядке (в случае спора между членами фермерского хозяйства по поводу прав на землю). Считать же, что с принятием ГК индивидуальная собственность главы хозяйства на землю автоматически превратилась в общую собственность его членов, все-таки нельзя. Нормы ГК не имеют обратной силы (исключения из этого правила специально оговорены во Вводном законе) и не могут применяться к правоотношениям, возникшим до того, как ГК вступил в силу. Членам фермерского хозяйства можно лишь рекомендовать по своей инициативе переоформить отношения собственности на землю в процессе приведения статуса фермерского хозяйства в соответствие с нормами части первой ГК, что предусмотрено ст. 7 Вводного закона (путем заключения договора, о котором упоминалось выше). Если же они этого не сделают, земля по-прежнему будет считаться собственностью главы фермерского хозяйства.

Необходимо отметить, что и в тех случаях, когда земля остается в индивидуальной собственности главы хозяйства, члены хозяйства, которые внесли в хозяйство свой земельный пай или на которых выделялась среднерайонная норма бесплатной передачи земли в собственность, имеют право на возмещение стоимости своей земельной доли при выходе из фермерского хозяйства. И хотя эта норма четко в действующем законодательстве не закреплена, иное решение данного вопроса приводило бы к неосновательному обогащению главы хозяйства и ущемлению прав других членов хозяйства. При решении подобного рода споров судьи могли бы обосновывать удовлетворение исков к главе фермерского хозяйства также ссылками на ст. 1 ГК об основных началах гражданского законодательства, которое основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности и т.д. Подчеркнем, что особенно актуальна эта проблема для фермерских хозяйств, членами которых являются лица, не состоящие в родственных отношениях.

4. Обращает на себя внимание и тот факт, что среди объектов совместной собственности не назван жилой дом (жилые дома). На наш взгляд, это не случайно. В п. 2 комментируемой статьи перечислены в основном средства производства, имущество производственно-хозяйственного назначения. Жилой дом к таковому не относится. Раздел жилого дома при выходе из хозяйства одного из членов не нанесет ущерба этому хозяйству, не снизит его производственный потенциал. Не препятствует такому разделу и запрет раздела земельного участка, так как ГК ныне допускает право собственника недвижимости пользоваться земельным участком, принадлежащим другому лицу (ст. 271). Жилой дом может оставаться в этом случае и в общей собственности выбывшего и оставшихся членов, что, вероятно, невозможно в отношении другого имущества фермерского хозяйства.

5. Согласно ст. 221 Закона о банкротстве фермерское хозяйство отвечает по своим обязательствам только общим имуществом членов хозяйства, т.е. имуществом производственно-хозяйственного назначения, примерный перечень которого дан в ст. 257 ГК. В п. 3 ст. 221 Закона о банкротстве специально подчеркивается, что имущество, принадлежащее главе или членам хозяйства на праве собственности, а также иное имущество, в отношении которого доказано, что оно приобретено на доходы, не являющиеся общими средствами фермерского хозяйства, не включаются в конкурсную массу. Применительно к земельному участку фермерского хозяйства, признанного банкротом, в Законе повторена формула ст. 129 ГК о том, что он может отчуждаться или переходить к другому лицу, Российской Федерации, субъекту РФ или муниципальному образованию в той мере, в какой его оборот допускается земельным законодательством.