Статья 335. Залогодатель

Опубликовано 17-12-2010

1. Залогодателем может быть как сам должник, так и третье лицо.

2. Залогодателем вещи может быть ее собственник либо лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения.

Лицо, которому вещь принадлежит на праве хозяйственного ведения, вправе заложить ее без согласия собственника в случаях, предусмотренных пунктом 2 статьи 295 настоящего Кодекса.

3. Залогодателем права может быть лицо, которому принадлежит закладываемое право.

Залог права аренды или иного права на чужую вещь не допускается без согласия ее собственника или лица, имеющего на нее право хозяйственного ведения, если законом или договором запрещено отчуждение этого права без согласия указанных лиц.

Комментарий к статье 335

1. Из нормы п. 1 комментируемой статьи вытекает деление договоров залога на основные и поддерживающие. Для первых характерно, что залогодателем является то же самое лицо, которое выступает в качестве должника в основном обязательстве. При втором типе договора залогодателем является третье лицо, которое не участвует в основном обязательстве, но которое поддерживает должника, предоставляя имущество для залога, обеспечивающего исполнение тем главного обязательства.

2. Пункт 2 комментируемой статьи предусматривает, что вещь, переданная в залог, должна принадлежать залогодателю либо по праву собственности, либо на праве хозяйственного ведения. Залогодателем может быть как юридическое, так и физическое лицо при достижении им 18 лет. Несовершеннолетние могут закладывать свое имущество с согласия законных представителей.

3. Абзац 2 п. 2 комментируемой статьи упоминает только о двух категориях субъектов: о собственнике имущества и о лице, имеющем на него право хозяйственного ведения. Он умалчивает, следовательно, о субъекте права оперативного управления имуществом. Более того, употребляемый в ее тексте союз «либо» позволяет сделать вывод, что он исключает его из круга возможных залогодателей.

Это противоречит нескольким более общим нормам ГК. Закон устанавливает, что казенное предприятие, которое является субъектом права оперативного управления, «вправе отчуждать и иным образом распоряжаться закрепленным за ним имуществом» (п. 1 ст. 297 ГК). Такое распоряжение включает в себя и заключение договора залога. Конечно, оно осуществляется с согласия собственника. Однако стороной в договоре залога является само казенное предприятие, а не собственник, давший согласие.

Отсутствие в абз. 2 п. 2 комментируемой статьи субъекта права оперативного управления противоречит также и п. 2 ст. 298 ГК, который устанавливает, что если в соответствии с учредительными документами учреждению (которое, напомним, в соответствии с п. 1 ст. 296 ГК является субъектом права оперативного управления) предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, то доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество находятся в самостоятельном распоряжении учреждения. Отсюда следует, что оно вправе самостоятельно заключать также и договор залога этих объектов.

Комментируемая статья, следовательно, отходит от самой концепции права оперативного управления. Это противоречие не является расхождением общей и специальной норм. Здесь имеет место отступление от основ, на которых строится гражданское право в целом. Поэтому договоры залога, заключаемые казенными предприятиями, а также договоры залога, заключаемые учреждениями в отношении названных объектов, регулируются не абз. 2 п. 2 комментируемой статьи, а ст. 297 и ст. 298 ГК.

В области залога для субъекта права оперативного управления существует, однако, и ограничение. Пункт 1 ст. 298 ГК предусматривает, что учреждение не вправе распоряжаться закрепленным за ним имуществом, а также имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете. В отношении этого имущества учреждение не вправе быть стороной в договоре залога. Запрет распоряжения носит абсолютный характер. Поэтому учреждение даже с разрешения собственника не может быть стороной в договоре залога подобного имущества.

4. Предоставляя любому собственнику любой вещи право быть ее залогодателем, абз. 1 п. 2 комментируемой статьи вступает в противоречие с п. 1 ст. 126 ГК. Последний устанавливает, что некоторые собственники, а именно государство — Российская Федерация, а также субъекты РФ и муниципальные образования, по своим обязательствам не отвечают имуществом, которое закреплено за созданными ими юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. В силу этой нормы договор залога названного имущества, совершенный перечисленными собственниками, является ничтожным: п. 1 ст. 126 ГК вообще запрещает обращение взыскания на это имущество по обязательствам названных собственников, в том числе, следовательно, и по договорам залога.

5. Существуют собственники, которым законодательство запрещает выступать в качестве залогодателей принадлежащего им имущества. Все они являются юридическими лицами.

Подобное ограничение распространяется на государственные научные центры РФ, которые являются государственными предприятиями. Постановление Совета Министров — Правительства РФ от 25.12.1993 N 1347 «О первоочередных мерах по обеспечению деятельности государственных научных центров Российской Федерации» <1> устанавливает, что государственное имущество, передаваемое этим центрам, не может быть предметом залога (п. 11).

———————————

<1> САПП РФ. 1994. N 1. Ст. 15.

6. В особом положении в сфере залога находятся опекун и попечитель. Установлено, что опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель — давать согласие на совершение сделок по сдаче в залог имущества подопечного (п. 2 ст. 37 ГК). Это правило применяется и в том случае, когда орган опеки и попечительства заключил договор о доверительном управлении недвижимым и ценным движимым имуществом подопечного (абз. 2 п. 1 ст. 38 ГК).

7. Абзац 2 п. 3 комментируемой статьи выделяет залог права аренды и залог иного права на чужую вещь и устанавливает правило передачи с согласия ее собственника или лица, имеющего на нее право хозяйственного ведения. Регулирование залога права аренды нашло закрепление в Законе об ипотеке. Так, п. 4 ст. 6 Закона установлено, что право аренды может быть предметом ипотеки с согласия арендатора, если федеральным законом или по соглашению сторон не предусмотрено иное.