Статья 384. Объем прав кредитора, переходящих к другому лицу

Опубликовано 20-12-2010

Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Комментарий к статье 384

В комментируемой статье закрепляется основная идея передачи прав кредитора — к цессионарию переходит право в том объеме, состоянии и на тех условиях, в которых оно существовало у первоначального кредитора в момент передачи. Однако стороны могут внести изменения в это общее правило и договориться, например, о передаче не всего объема прав требований, а лишь его части.

Обеспечивающие исполнение обязательств права включают в себя неустойку, залог, удержание имущества должника, поручительство, банковскую гарантию, задаток и др. (гл. 23 ГК). В комментируемой статье также упомянуто право на неуплаченные проценты. Это положение отсутствовало в прежнем гражданском законодательстве, но практика уже давно выработала это правило.

При осуществлении уступки требования в рамках предпринимательской деятельности может встать вопрос, связанный со специальной правосубъектностью цедента. Если первоначальный кредитор осуществляет деятельность, требующую лицензирования, должен ли новый кредитор также обладать или получать лицензию на осуществление соответствующей деятельности. Существующая практика не дает однозначного ответа на этот вопрос, предлагая подчас прямо противоположные решения. В качестве иллюстрации можно привести следующие примеры. Иск заявлен о взыскании долга по договору банковского вклада в иностранной валюте. Право на получение долга истец основывал на договоре цессии. Кассационная инстанция, рассматривавшая дело, отметила, что в соответствии с Законом о валютном регулировании уступка права по обязательству, подлежащему исполнению в иностранной валюте, относится к валютным операциям, связанным с движением капитала. В соответствии с действующими нормативными актами для заключения договора уступки права по договору банковского вклада в иностранной валюте резидентам необходимо получить разрешение (лицензию) ЦБ РФ на проведение валютной операции, связанной с движением капитала. В данном случае истец не смог представить такого разрешения <1>.

———————————

<1> См.: Справка о результатах изучения судебной практики Федерального арбитражного суда Московского округа по рассмотрению споров, связанных с уступкой права (цессией) // Вопросы правоприменения. Судебно-арбитражная практика Московского региона. 2000. N 2. С. 26.

При рассмотрении другого дела суд (кассационная инстанция) пришел к иному выводу. Договор уступки требования был заключен банком (цедентом) и ЗАО (цессионарием). Впоследствии оспаривалась действительность этого договора в силу отсутствия у ЗАО лицензии ЦБ РФ на осуществление банковской деятельности. При рассмотрении спора различными судебными инстанциями отмечалось, что поскольку речь идет о перемене лиц в обязательстве, а не в договоре, то специальной правосубъектности для реализации переданного права требования не требуется <1>.

———————————

<1> См.: Свириденко О. Перемена лиц в обязательстве // Российская юстиция. 1999. N 9.

Такой вывод представляется весьма спорным, ибо на практике может привести к успешному обходу законодательства о лицензировании отдельных видов деятельности.