Статья 387. Переход прав кредитора к другому лицу на основании закона

Опубликовано 20-12-2010

Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств:

в результате универсального правопреемства в правах кредитора;

по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, когда возможность такого перевода предусмотрена законом;

вследствие исполнения обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству;

при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;

в других случаях, предусмотренных законом.

Комментарий к статье 387

1. В комментируемой статье приводятся отдельные случаи перехода прав кредитора на основании закона (п. 1 ст. 382 ГК).

Универсальное правопреемство имеет место, например, при наследовании, при реорганизации юридического лица.

2. В ч. 4 комментируемой статьи определяются лица, к которым переходит право требования в результате исполнения обязательства: поручитель и залогодатель. Однако это не исчерпывающий перечень. Пункт 2 ст. 313 ГК «Исполнение обязательства третьим лицом» устанавливает, что права кредитора по обязательству переходят к третьему лицу, если это третье лицо удовлетворяет требования кредитора, и в этом случае применяются ст. ст. 382 — 387 ГК.

3. Часть 5 комментируемой статьи регулирует суброгацию, имеющую место при имущественном страховании: к страховщику, уплатившему страховое возмещение, переходит от страхователя в пределах этой суммы право требования к лицу, ответственному за ущерб (ст. 965 ГК). В Комментарии к ГК РСФСР, изданном в 1982 г., это право страховщика толковалось не как суброгация, а как право регресса. В комментируемой статье закон дает четкую квалификацию этих отношений как суброгации, а в п. 1 ст. 382 ГК прямо оговаривается, что правила об уступке требований не применяются к регрессным требованиям.

Термин «суброгация», пришедший из старого французского права, означает замену одного из участников обязательства без изменения самого обязательства. Как видим, это очень напоминает цессию, и тем не менее эти два понятия не тождественны.

Одно из основных отличий суброгации от цессии заключается в том, что при суброгации третье лицо исполняет обязательство (чаще всего в форме платежа), в силу чего встает на место первоначального кредитора; при цессии же смена кредиторов происходит без исполнения обязательства. Таким образом, при суброгации совершаются два действия: 1) платеж кредитору и 2) передача прав кредитора лицу, совершившему платеж; при цессии имеет место лишь второе действие. Помимо этого, между этими двумя понятиями могут существовать и иные отличия, однако в настоящее время российское законодательство не содержит подробного регулирования суброгации. Можно предположить, что с развитием рыночных отношений в России практика придет к более широкому использованию суброгации, что повлечет за собой необходимость ее детального правового регулирования.

4. Часть 6 комментируемой статьи предусматривает, что могут быть и иные законные основания цессии. Примером этого может служить передача прав комиссионера комитенту по договору комиссионера с третьим лицом (ст. 993 ГК).