Статья 967. Перестрахование

Опубликовано 28-12-2010

1. Риск выплаты страхового возмещения или страховой суммы, принятый на себя страховщиком по договору страхования, может быть им застрахован полностью или частично у другого страховщика (страховщиков) по заключенному с последним договору перестрахования.
2. К договору перестрахования применяются правила, предусмотренные настоящей главой, подлежащие применению в отношении страхования предпринимательского риска, если договором перестрахования не предусмотрено иное. При этом страховщик по договору страхования (основному договору), заключивший договор перестрахования, считается в этом последнем договоре страхователем.
3. При перестраховании ответственным перед страхователем по основному договору страхования за выплату страхового возмещения или страховой суммы остается страховщик по этому договору.
4. Допускается последовательное заключение двух или нескольких договоров перестрахования.

Комментарий к статье 967

1. Страховая выплата не создает убытков у страховщика в том смысле, как понимает их ст. 15 ГК, так как не нарушает прав страховщика. Страховая выплата является исполнением добровольно принятого на себя страховщиком обязательства. Поэтому иногда считают, что выплата не причиняет страховщику вред и с ней не связан страховой интерес.
Однако в гл. 48 понятие «убытки» используется в более широком смысле, чем в ст. 15 ГК (см. коммент. к ст. 929). Поэтому в комментируемой статье и в ст. 13 Закона о страховании законодатель позитивно признал наличие у страховщика страхового интереса, связанного с возможностью выплаты. Следовательно, перестрахование — это особый вид имущественного страхования, и на отношения по перестрахованию распространяются как общие правила гл. 48, так и специальные правила, относящиеся к страхованию предпринимательского риска (п. 2 комментируемой статьи).
2. В связи с использованием термина «риск» в п. 1 комментируемой статьи и в п. 1 ст. 13 Закона об организации страхового дела, возникла неопределенность в том, что следует считать наступлением страхового случая по договору перестрахования — факт страховой выплаты по основному договору или возникновение обязанности произвести страховую выплату. Разрешение этого вопроса имеет важное значение, так как страховая выплата в связи со страховым случаем по основному договору, наступившему в период действия договора перестрахования, может произойти уже после окончания его действия.
В судебной практике этот вопрос нашел свое однозначное разрешение — страховым случаем по договору перестрахования признается факт страховой выплаты, если договором перестрахования не установлено иное (п. 22 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.11.2003 N 75).
3. Принятие на себя риска страховой выплаты страховщиком происходит в момент вступления в силу основного договора страхования. В этот момент и возникает страховой интерес, связанный с возможной выплатой. Следовательно, договор перестрахования, заключенный до вступления в силу основного договора, не соответствует норме п. 1 комментируемой статьи и является недействительным на основании ст. 168 ГК.
Однако в практике перестрахования существуют так называемые облигаторные договоры, которые заключаются до заключения основных договоров. Эти договоры не порождают отношений по перестрахованию и являются предварительными договорами, если они заключены в соответствии с правилами ст. 429 ГК.
В практике перестрахования существуют также договоры, по которым перестраховочная защита представляется на случай, если по определенной группе основных договоров суммарная величина выплат превысит согласованный в договоре уровень (договоры «эксцедента убыточности»). При этом не обязательно, чтобы все основные договоры из группы были заключены до заключения договора перестрахования. Такие договоры, строго говоря, не являются договорами перестрахования. Однако практика и орган страхового надзора считают возможным заключение таких договоров и признают наличие в таких отношениях страхового интереса. Таким образом, правила, относящиеся к страхованию, применимы и к подобным договорам, однако спорным является применимость к ним правил комментируемой статьи. Однако раз стороны употребили в названии договора термин «перестрахование», следовательно, применимость правил комментируемой статьи вытекает не из закона, а из соглашения сторон.
4. Перестрахование не является страхованием предпринимательского риска страховщика — к этим отношениям лишь применяются соответствующие правила, если договором не предусмотрено иное.
В отношениях по перестрахованию применяется также целый ряд обычаев делового оборота, большинство из которых перенято у стран с развитым страховым рынком. Часть из этих обычаев не соответствует правилам гл. 48 ГК, применяемым к страхованию предпринимательского риска, и в соответствии с п. 2 ст. 5 ГК они не должны применяться. Однако, используя диспозитивную норму п. 2 комментируемой статьи, можно предусмотреть соответствующие условия в договоре и применять эти правила не в качестве обычаев оборота, а по соглашению сторон.
5. В практике перестрахования весьма устойчиво употребляются термины «передача риска», «передача ответственности». Стороны договора называют себя «цедент» и «цессионарий», последовательные договоры перестрахования называют «ретроцессией», тем самым подчеркивая, что при перестраховании от перестрахователя к перестраховщику что-то передается. Это совершенно неверно. При перестраховании не происходит оборота никаких оборотоспособных объектов гражданских прав (ст. 128 ГК) и никто никому ничего не передает.
В особенности это касается ответственности страховщика перед страхователем за выплату по основному договору. В п. 3 комментируемой статьи специально подчеркнуто, что эта ответственность полностью сохраняется за страховщиком и не происходит ее разделения, как об этом часто говорят участники перестраховочных отношений. Разделение ответственности, долевая ответственность возможны только при множественности должников в одном обязательстве (ст. 321 ГК). Для страховых отношений это возможно только при состраховании и только если долевая ответственность специально предусмотрена в договоре сострахования (ст. 953 ГК).
В документах, связанных со страховыми случаями, при наличии договора перестрахования часто приходится встречать термины «доля перестраховщика», «долевое участие перестраховщика в риске» и т.п. Следует иметь в виду, что такие документы являются письменными доказательствами ничтожности сделки перестрахования. Они письменно подтверждают то, что обычно бывает очень трудно доказать — намерения сторон при заключении договора, в данном случае — намерение сторон договора перестрахования нести долевую ответственность перед страхователем по основному договору. Однако одним из важнейших правовых последствий сделки перестрахования является сохранение ответственности страховщика перед страхователем в полном объеме (п. 3 комментируемой статьи). Сделка перестрахования, заключенная без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна по основаниям п. 1 ст. 170 ГК.
6. Важным элементом почти всех договоров перестрахования является так называемая оговорка о следовании судьбе. Смысл ее в том, что перестраховщик не вмешивается во взаимоотношения между страховщиком и страхователем по основному договору и при предъявлении страховщику требования о выплате перестраховщик обязуется следовать тем решениям, которые примет страховщик. В частности, если страховщик принял решение о выплате страхователю, то и перестраховщик обязан произвести выплату страховщику, не ревизуя его решение. Таким образом, перестрахование превращается в своеобразную гарантию.
В странах с развитым страховым рынком, откуда и была перенята «оговорка о следовании судьбе», именно такой гарантией и представляется перестрахование, но с важным добавлением: страховщик должен принимать решение о выплате, исходя из полного объема своей ответственности перед страхователем. Однако, когда 95% страховой суммы перестрахованы с оговоркой о следовании судьбе и у страховщика имеются определенные гарантии, принятие решения, исходя из полного объема ответственности, требует от страховщика значительно более высокой степени добросовестности, чем обычно в гражданском обороте. В странах с развитым рынком страхования суды весьма чувствительно реагируют на проявление в таких отношениях недостаточной добросовестности.
К сожалению, в отечественном хозяйственном обороте пока рано говорить не только о повышенной добросовестности, но и о добросовестности вообще. В практике имеются дела, когда решения о выплате значительных сумм принимаются при весьма сомнительных обстоятельствах страховых случаев, так как почти вся страховая сумма перестрахована. Делается это с очевидной целью сохранить выгодного клиента и выглядеть состоятельным плательщиком за чужой счет. Суды, к сожалению, в большинстве таких случаев не встают на сторону перестраховщика, так как оговорка о следовании судьбе им подписана. Поэтому представление о перестраховании как о своего рода гарантии страховщику является преждевременным и приводит к безответственности при принятии решений.
Учитывая все это, судебная практика пошла по пути предоставления перестраховщику права оспаривать правомерность выплаты по основному договору, несмотря на наличие в договоре перестрахования оговорки «о следовании судьбе» (п. 23 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.11.2003 N 75).
7. При урегулировании убытков по основному договору страховщики часто прибегают к услугам аварийных комиссаров (сюрвейеров), оплачивают их услуги и затем предъявляют перестраховщику требование о возмещении этих расходов в соответствующей части.
Если такое условие предусмотрено в договоре перестрахования, то вопросов не возникает: возмещение этих расходов является обязательством перестраховщика, принятым по договору. Иными словами, перестраховщик не только перестраховывает риск по основному договору, но и страхует совершенно иной риск страховщика, связанный с возможностью расходов на урегулирование убытков. Для этого перестраховщик должен иметь лицензию на страхование таких финансовых рисков, и за это дополнительное страхование перестраховщику положена премия.
Если же такого условия в договоре нет, то страховщик ссылается на оговорку о следовании судьбе: поскольку решение об услугах сюрвейера было страховщиком принято, а перестраховщик обязан следовать всем решениям страховщика, то он обязан следовать и этому решению. Если предъявлять это требование в такой форме, то оно не основано на законе. По договору перестрахования без включения указанного выше условия перестраховщик страхует только один интерес основного страховщика, а именно интерес, связанный с возможностью страховой выплаты.
Однако расходы на урегулирование убытков можно рассматривать как расходы, произведенные страховщиком на то, чтобы уменьшить размер страховой выплаты, т.е. как расходы на уменьшение убытков от страхового случая. Такие расходы подлежат возмещению в соответствии со ст. 962 ГК независимо от условий договора. Предъявляя требование в такой форме, страховщик может рассчитывать на успех, если докажет необходимость этих расходов для уменьшения убытков и представит обоснование суммы, предъявляемой перестраховщику.